Данная статья содержит: леонтьев молитва клоуна - информация взята со вcех уголков света, электронной сети и духовных людей.

Молитва клоуна

За все твои предначертания:

За все болезни и страдания

За то, что все тобой уменьшено:

И радость, и хвала, и женщина

За рабский полдень двоедушия.

За то, что ты презрел товарища.

И просим мы Господней помощи

Есть масса интересного — тексты, минусовки, ноты! Может кому пригодятся..

Количество тем, опубликованных автором: 26043.

Добавить комментарий

Еще тексты исполнителя “Леонтьев Валерий”

Мы на Facebook

Популярные метки

Все тексты, которые размещены здесь на сайте, предназначены исключительно для ознакомления и являются собственностью их авторов.

Все сопутствующие материалы (минуса, видео, записи) взяты из открытых источников!

Леонтьев молитва клоуна

  • 100 лучших песен
  • Список кандидатов
  • Другие рейтинги песен
  • Лучшие исполнители
  • Новости
  • По языкам:
    • Все
    • Русский
    • Английский
    • Испанский
    • Итальянский
    • Немецкий
    • Французский
  • По времени:
    • Все
    • 2010-е
    • 2000-е
    • 1990-е
    • 1980-е
    • 1970-е
    • 1960-е
    • 1950-е
    • 1940-е
    • 1930-е

Представляем вам рейтинг 100 лучших песен всех времен. Список, который вы видите ниже, составлен по итогам голосования посетителей нашего сайта. Голосование является открытым для всех, свободным и бессрочным, т.е. не имеющим даты окончания.

В голосовании может принять участие абсолютно любой желающий, для этого не требуется какая-либо регистрация. Добавлять в рейтинг и голосовать можно за все, что называется песней в общепринятом понимании этого слова. Добавляйте, голосуйте, участвуйте.

Добро пожаловать в мир 100 лучших песен всех времен!

Леонтьев молитва клоуна

"Молитва клоуна" , " Прощание с любимой"( по-моему Ю. Саульский ).Это неповторимо."

За все твои предначертания:

За все тревоги и страдания

Спасибо, Господи, тебе.

За то, что всё тобой уменьшено:

И радость, и любовь, и женщина

Спасибо, Господи, тебе.

За все земные прегрешения.

За боль, за муки и лишения

Спасибо, Господи, тебе.

За рабство и за двоедушие.

За ложь, измену и удушие

Спасибо, Господи, тебе.

За то, что предают товарища.

За преступления и пожарища

Спасибо, Господи, тебе.

Такою жизнью — сыты по уши.

Но также, просим мы о помощи

И о спасении тобой.

Откуда: Северный Урал

Спасибо, Господи, тебе

За все твои предначертания:

За все тревоги и страдания

Спасибо, Господи, тебе.

Спасибо, Господи, тебе

За то, что всё тобой уменьшено:

И радость, и любовь, и женщина –

Спасибо, Господи, тебе.

Спасибо, Господи, тебе

За все земные прегрешения.

За боль, за муки и лишения

Спасибо, Господи, тебе.

Спасибо, Господи, тебе

За рабство и за двоедушие,

За ложь, измену и удушие

Спасибо, Господи, тебе.

Спасибо, Господи, тебе

За то, что предают товарищи,

За преступления и пожарища

Спасибо, Господи, тебе.

Спасибо! Нашею судьбой,

Такою жизнью – сыты по уши.

Но все же просим мы о помощи

И о спасении тобой.

И круг её кружится,

Как карусельные лошади,

И паперть у площади

И пока не нагрянули

Красные, синие, розовые,

В снегу обнаружится

Кто-то кружится, кружится –

Модераторы умеют пользоваться не только кнутом. Если что, они и пряником могут вдарить.

2. «Любовь клоуна»;

3. «Молитва клоуна»;

2. (4)* "Прощание с любимой" (Мари)

сколько было вас – круглые севрские,

вдоль стены у стола,

и простые квадратные сельские,

наизнанку всего выворачивали,

то дрожа, то звеня,

добела отражая и начерно.

вы сквозь правду стекла

все, что нужно увидеть – увидели,

и сквозь толщу белил,

беспощадные и непреклонные,

знали вы, кто убил

над тоскою взлетевшего клоуна.

зеркала занавесят товарищи…

мой последний приют и пристанище.

5.Так же в самом спектакле ее под фонаграмму (минусовка) пел актер Геннадий Бортник.

в спектакле театра им. Моссовета исполнял 5 песен:

1. «Прощанье с любимой» («Мари») – конец 2 действия, или первого Акта.

2. «Куплеты клоуна» – начало 3 действия или 2 Акта (после антракта).

3. «Вальс клоуна» – начало 4 действия.

4. «Молитва клоуна» – 4 действие.

5. «Зеркала» – в конце 4-го действия и спектакля.

– в исполнении Бортникова – это не собственно пение, а декламация.

Больше всего мне понравился «Вальс клоуна» – это было именно пение.

«Зеркала» – тоже песня.

А «Куплеты клоуна» – нечто среднее между декламацией и пением:

Боясь возвратиться домой,

Все то, что случается летом –

Сложней происходит зимой.

Зачислен наседкой – петух,

Шагают быки по квартире –

И в стойло посажен пастух.

И в стойло посажен пастух !

И в этом не видят греха.

Давайте не будем смеяться –

Ха – ха, ха – ха – ха, ха – ха – ха.

И в этом не видят греха !

Влюбленный в высокую роль,

В слезах улыбается клоун –

Брезгливо смеется король.

Но добрая память хоронит

В своем благородстве людском

Шута – в королевской короне,

Царей – в колпаке шутовском.

Царей – в колпаке шутовском !

Лишь клоун рассудит ей-ей,

И смех, и проклятья, и слезы –

В застывшей гримасе своей.

И круг её кружится,

Как карусельные лошади,

И паперть у площади

И пока не нагрянули

Красные, синие, розовые,

В снегу обнаружится

Кто-то кружится, кружится –

И круг её кружится,

Как карусельные лошади,

И плаха на площади, паперть и плаха на площади –

В снегу обнаружится

Кто-то кружится, кружится, кружится, кружится, кружится –

И пока не нагрянули

Красные, синие, розовые,

В снегу обнаружится

Кто-то кружится, кружится, кружится, кружится, кружится –

(это после того, как Ганс узнает что Мари вышла замуж за Цупфнера, и отправилась в Рим, в Ватикан)

"Молитва" – словно насмешка над Судьбой:

Спасибо, Господи, тебе

За все твои предначертания:

За все болезни и страдания

Спасибо, Господи, тебе.

За то, что всё тобой уменьшено:

И радость, и хвала, и женщина –

Спасибо, Господи, тебе.

За все земные прегрешения.

За жажду, муки и лишения

Спасибо, Господи, тебе.

За то, что ты презрел товарища,

За все пожары и пожарища

Спасибо, Господи, тебе.

За рабский полдень двоедушия,

За ложь, измены и удушие

Спасибо, Господи, тебе.

Твоей заботой – сыты по уши.

И просим мы Господней помощи

О разлучении с тобой.

Текст песни (текст не выверен) :

сколько было вас – круглые севрские,

вдоль стены у стола,

и простые квадратные сельские,

наизнанку всего выворачивали,

то дрожа, то звеня,

добела отражая и начерно.

вы сквозь правду стекла

все, что нужно увидеть – увидели,

и сквозь толщу белил,

беспощадные и непреклонные,

знали вы, кто убил

над тоскою взлетевшего клоуна.

зеркала занавесят товарищи…

мой последний приют и пристанище

сколько было вас – круглые севрские,

вполстены у стола,

и простые квадратные сельские,

наизнанку всего выворачивали,

то дрожа, то звеня,

добела отражая и начерно.

вы сквозь правду стекла

все, что нужно увидеть – увидели,

и сквозь толщу белил,

беспощадные и непреклонные,

знали вы, кто убил

над доскою взлетевшего клоуна.

зеркала занавесят товарищи…

мой последний приют и пристанище

Такою жизнью – сыты по уши.

Но все же просим мы о помощи

И о спасении тобой.

Твоей заботой – сыты по уши.

И просим мы Господней помощи

О разлучении с тобой.

Какая существенная разница между вариантами! Последние три строчки и совсем иной смысл, другой акцент. Прямо молитва-бунт! Как вам: просить Господа о разлучении с ним самим же!

Максим, все зависит от того – была ли в исполнении Валерия Владимировича некая связь, "ДЕЙСТВО", или это были отдельные, не связанные между собой вещи.

Кто видел спектакль, поймет.

Клоун Ганс Шнур исполняет свою "Молитву" после того, как из разговора с прелатом Зоммервильдом узнает, что его любимая – Мари вышла замуж за другого.

Эта "Молитва"- как протест против ханжеских нравов и лицемерия.

Откуда: Северный Урал

А разве никто не видел и не слышал спектакля с Бортниковым?

Вы не можете отвечать на сообщения

Вы не можете редактировать свои сообщения

Леонтьев молитва клоуна

Автор музыки: Саульский Юрий

Автор слов: Поженян Григорий

Спасибо, Господи, тебе

За все твои предначертания,

За все тревоги и страдания

Спасибо, Господи, тебе.

Спасибо, Господи, тебе

За то, что всё тобой уменьшено:

И радость, и любовь, и женщина

Спасибо, Господи, тебе.

Спасибо, Господи, тебе

За все земные прегрешения.

За боль, за муки и лишения

Спасибо, Господи, тебе.

Спасибо, Господи, тебе

За рабский полдень двоедушия!

За ложь, измену и удушие

Спасибо, Господи, тебе!

Спасибо, Господи, тебе

За то, что ты презрел товарища!

За все пожары и пожарища

Спасибо, Господи, тебе!

Спасибо! Нашею судьбой,

Твоей заботой – сыты по уши!

И просим мы господней помощи

О разлучении с тобой.

В конце сезона 1968/69 гг. в театре им. Моссовета был поставлен спектакль «Глазами клоуна» по мотивам одноименного романа лаурета Нобелевской премии Генриха Бёлля (“Ansichten eines Clowns”, 1963 год). Режиссер-постановщик – актер Геннадий Бортников.

Специально для спектакля композитор Юрий Саульский написал цикл песен на стихи Григория Поженяна – «Вальс клоуна», «Молитва клоуна» и «Мари».

Другие исполнители песни:

Вариант концовки песни, исполненный А.Градским:

Леонтьев молитва клоуна

Однажды он заявил, что хотел бы родиться лет через двести. Дескать, грядущие времена будут интереснее нынешних и возможности человека станут безграничными. Романтически легкомысленное желание. Какие двести лет? Какая раскрепощенность! Человечество висит на волоске от самоуничтожения. Не через столетия, а уже скоро миром будут править машины и компьютеры, которые полностью заменят человека. Живопись, слово, музыка будут “фанерными”, искусственными. Уже сейчас в Штатах “майкрософтные” агрегаты пишут романы, изготавливают Мадонн и Чарли Чаплиных. Так намного дешевле, не надо платить оригиналам. Через тридцать лет будут оживляться трупы, а все фантазии искусства, изыски гомосапиенских извилин будут производить сверхкомпьютеры. Леонтьев не понадобится. С его темпераментом, живым сердцем и капризами. Поэтому надо сейчас спешить слушать его и любить.

У Валерия в зубах блестит бриллиант. Эпатирует? Да нет, просто так, пусть люди думают, что хотят: “Выпендреж, деньги некуда девать”.

Зато на даче в Валентиновке растет шиповник. Не магнолия, не орхидея, а скромный подмосковный шиповник. Леонтьев и сам такой: скромный, даже застенчивый. Вот уж не звезда. Звезда по нему – это профессия, а не звание.

– Но почему у Вас так все грандиозно, феерически? Вы предстаете каким-то космическим шоуменом. Каких же этот шум и блеск стоит денег!

– Шоу – единственный способ моего существования на сцене. Да, наверное, и вне сцены. Я не вижу себя ни камерным исполнителем, ни эстрадным певцом. Что касается затрат, то “Полнолуние” обошлось в 350 тысяч долларов.

Но не Валерию Яковлевичу и не его директорам, а некой московской фирме, благоволившей таланту и обаянию певца. Вообще Леонтьев считает, что наша публика имеет мало представления о том, что такое шоу. Предел фантазии многих зрителей – два фонарика и три надутых шарика, похожих на презервативы.

“Молитесь на ночь, чтобы вам вдруг не проснуться знаменитым”. Он не послушался Анну Ахматову и стал знаменитым. Случилось это давно, в 80-м, когда на международном конкурсе эстрадной песни “Золотой Орфей” в Софии за песню “Танцевальный час на Солнце” (музыка Давида Тухманова) он получил “Гран-при “. “Кто знает, что такое слава?” Тогда он только прикоснулся к ее крыльям. Быть кумиром – трагедия. И как же трагически природа уравновешивает потери. Мне в голову пришла чудовищная параллель: именно в 80-м году в американском штате Дакота был убит Джон Леннон, легендарнейший музыкант Западного полушария. И сразу же природа заполняет пустоту: в Восточном полушарии начинает восходить звезда Валерия Леонтьева. Неужели и житию смерть поправ?

– Вас обожают тысячи и тысячи людей, любителей музыки. Есть ли пределы идолопоклонства? Вы наверняка сами знаете, как в 60-х годах молодежь бросалась на амбразуру Джона Леннона. Многие падали в обморок на его концертах, доводя себя до экстаза, мальчишки и девчонки давили друг друга насмерть. Как вам все это?

– У меня никогда не было кумиров, чьи образы висели бы на стене. Я отношусь ко всей этой мишуре спокойно. И даже то, что я стал “живой легендой”, я расцениваю просто как очередной титул в своей коллекции.

. Не могу оторваться от этого взгляда, облика, анфаса. Прекрасного, нестандартной вырубки. Умного, интеллигентного (фу, какое измордованно-советское словечко). На меня смотрит культовый символ большой эпохи. Раздвоенный подбородок таит глубокие скрытые страсти. Молва твердит, что Леонтьев не брезгует мальчиками. А мне плевать, хоть девочками, – мне очень хочется. Хочется слушать Леонтьева, вливаться в неистовую пляску с какофонией. “Я был женат дважды, ха-ха-ха. ” Он сам над собой хихикает. А по мне – хоть двадцать два. Леонтьеву многое позволено. Вот это обывателя и колышет. И летит вослед певцу: «Кривляка, клоун. »

Валерий Леонтьев – великий. Без понта и пыли. Не похожий ни на кого. Яркие экстравагантные одеяния, эпатирующие декорации, импозантный балет. Леонтьев всегда пребывал особняком, не пыжился, не лез, не работал локтями. Он был одиноким волком, не принадлежащим никаким филармониям, никаким “крышам”. Волком, поющим тысячу песен. Одиноким волком, прыгающим по сцене безобидным кузнечиком. И хвостатым дьяволенком. Ха, ха, веселитесь.

“Вот и двадцатый кончается век, и начинается новый забег”. И дальше про мячик, который в реке не утонет, про Чижика-Пыжика. А ведь слушают, и хочется плакать – ребенку, взрослому, глупому и умному. В подступающем к горлу комке и есть тайна Валерия Леонтьева.

“Он не такой, как все, потому что он умен. И еще Валера абсолютно лишен пафоса, апломба, высокомерия”, – считает Лариса Долина.

“В мужчине не должно быть зависти, – говорит Александр Розенбаум, – вот почему для меня Валера Леонтьев – мужчина, несмотря на “другой” облик. Потому что Валера делает свое дело профессионально, по-мужски. А вот когда один из популярных нынче эстрадных исполнителей, щенок, юнец, публикует в газете список своих женщин – это катастрофа для мужественности”.

В автобиографии покойного композитора Микаэла Таривердиева я нашел еще одно свидетельство волчье-мужского качества “другого”(?) облика Леонтьева: оказывается, наш тонкий певец – настоящий гонщик: “Он водил машину лучше, чем кто бы то ни было. “

Мы знали – Леонтьев – провинциал. Он долго не мог завоевать Москву – ни на эстраде, ни в паспортном столе. Потому что был одиноким, ни на кого не похожим волком. Вроде бы не огрызался, но и гордость звериную показывал, не унижался, не стонал. Будучи всенародно признанным, жил без прописки, без жилья. И только на грани энциклопедического бессмертия советская власть снизошла: певец стал полноценным гражданином и москвичом. Столично-провинциальная спесь и фанаберия убивают. Но Леонтьева не убили. Наоборот, вознесли. Волк завыл на всю Вселенную, на оба полушария. Не дают москвичество, стану майамцем. И певец покупает Америку. Ему по пути с Голливудом. Ему по пути с Майклом Джексоном и Мадонной. Впрочем, наверное, и им по пути с Валерием. Экстравагантнейшее шоу Леонтьева “Полнолуние” ничуть не жиже представлений корифеев американской публики: сцена, закрывающаяся двумя полусферами в виде земного шара; за двадцать секунд 150 рабочих меняют декорации; перед зрителями то подводный мир, то старый замок, то казино; для транспортировки “полнолунного” имущества были наняты шесть двадцатитонных трейлеров; российскому певцу были отданы две самые престижные эстрадные площадки США – “Карнеги-холл” и “Тадж-Махал”. Шутка ли?

– Познакомившись с Вашей биографией, понимаешь, что успех Вам достался трудом и потом. Что, как ни противоречиво это звучит, труды и дни Валерия Леонтьева далеко не всегда были триумфальными. “Уберите патлатого”, – обращались массы на ТV. Но Вам, конечно же, и везло. Самое “роковое” везение?

– Как-то я отдыхал на Вирджинских островах, точнее на острове Сент-Томас. Все было великолепно. Но в каком шоке я пребывал, когда буквально через пару дней после моего отлета узнал, что на остров обрушился страшный тайфун и чуть не стер его с лица Земли. Представляете, как мне повезло?

– В прессе иногда рядом с вами мелькает фамилия Люси Исакович, первой клавишницы в группе “Эхо”. Говорят, что, став директором Вашего коллектива, она многое сделала для Вас. Но когда в 93-м году она осталась в США, Вы страшно переживали. И все-таки это, наверное, тоже удача – иметь рядом верного друга.

– Я уже говорил, что Люся не просто моя жена, она мой ангел-хранитель. Однажды мы ехали с ней ночью в машине. Я очень устал и начал засыпать. Вдруг Люся, точно что-то почуяв, сказала: “Пересядь назад”. Как только мы поменялись местами, из темноты возник грузовик и наша легковушка в него врезалась. Несколько часов – уже в больнице – я не знал, выживет ли Люся…

Имя народного артиста России в справочнике “Кто есть кто” значится между митрополитом Херсонским и Таврическим Леонтием и Егором Лигачевым. Зажатость некоторым образом символическая: певец Леонтьев не значился в “прихожанах” религии как таковой (хотя его рассуждения о бессмертии человека любопытны) и политики, общественной суеты тем более. Сказано, как отрезано: “живет один”, “работал почтальоном, чертежником, разнорабочим, тесемщиком, модельером, портным, электриком”.

В другой анкете я обнаружил довольно остроумные (кстати, в отличие от ответов на иные глупые и наивные вопросы лениво-образованных интервьюистов) ответы на блиц-анкетные вопросы.

– С большим уважением отношусь ко всему, что валит с ног

Самая красивая женщина мира?

– В недавнем телевизионном фильме Кары о Вас, Вы, сидя у костра, философствовали о жизненном предназначении, о судьбе. В своих размышлениях на эту вечную тему Вы бываете мудры и естественны.

– Судьба? Но до сих пор я так и не разобрался с этой дамой. Как все-таки с ней обращаться, у меня рецептов нет.

И все же Леонтьев мне кажется несовершенным. Почти неудачником, невезуном. Чего-то где-то недотягивающим. До полного признания, триумфа, до уписывания публики от восторга. До растаптываемого юнцами и юнчихами лимузина с телом идола. Уж кажется, каким ярким событием вспоминается последний его концерт в зале “Россия” – победой, фейерверком, праздником души и сердца. На подмостках бешеный темп, азарт, публика хлопает, благодарит. А я бы хотел, чтобы она встала. В полный рост. Чтобы между певцом и залом было слияние в экстазе. И, не поверите, зал встал, слился. Только Леонтьев не видел триумфа. Как всегда, чуть припоздал. Он просто улетел. Прямо со сцены. В небо. К ангелам. Улетел марсианином-пророком-клоуном. И без него стало скучно и пусто. (Даже с заичиково-ярмарочным Филиппом.) На эстраде удушье. (Надежда на Алсу и Земфиру.) Не хватает свежего кислорода. Будто бы вырубились легкие. Забарахлил мотор, генератор. Так что Валерий должен возвернуться и не покидать нас. Мы ждем его. И пусть не стесняется своего возраста. Мы-то знаем, что ему не пятьдесят, а тысяча лет. Как клоуну и дьяволу.

Оценка 4.4 проголосовавших: 9
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here