Варсонофий молитва иисусова

Данная статья содержит: варсонофий молитва иисусова - информация взята со вcех уголков света, электронной сети и духовных людей.

Прп. Варсонофий Оптинский об Иисусовой молитве

На днях приходил ко мне один наш скитянин-схимник.

— В уныние прихожу я, авва, так как не вижу в себе перемены к лучшему, а между тем ношу высокий ангельский образ. Ведь Господь строго взыщет с того, кто инок или схимник только по одежде. Но как измениться? Как умереть для греха? Чувствую свое полное бессилие.

— Да, отвечаю, – мы современные банкроты, и если Господь будет судить по делам, то мы, конечно, не имеем ничего доброго.

— Но есть ли надежда на спасение?

— Конечно, есть! Произносите всегда Иисусову молитву, и все предоставьте воле Божией.

— Но какая же польза от этой молитвы, если в ней не участвует ни ум, ни сердце?

— Громадная польза. Разумеется, эта молитва имеет множество подразделений, от простого произношения этой молитвы до молитвы творческой, но нам хотя бы на последней-то ступеньке быть – и то спасительно. От произносящего эту молитву бегут вражеские силы, и такой рано или поздно, но все-таки спасается.

— Воскрешен! – воскликнул схимник, – больше не буду унывать.

И вот повторяю: произносите молитву хотя бы только устами, и Господь никогда не оставит вас. Для произношения этой молитвы не требуется изучения каких-либо наук.

Иисусова молитва есть необходимейшее оружие в деле нашего спасения. Но кто берется за нее, должен ожидать искушений и приготовиться к борьбе внутренней, к борьбе с помыслами. Бесы не любят Иисусовой молитвы и всячески мстят человеку, бьющему их этим бичом. [. ] Но хотя молитва Иисусова и дает человеку труд, она же несет с собою и высокие утешения. [. ] Если хочешь начать, то начни с небольшого. Возьми четки, [. ] по четочкам 100 молитв Иисусовых в день с поклонами, хочешь земными, хочешь поясными, все равно.

СТИХИ ПРЕПОДОБНОГО ВАРСОНОФИЯ ОПТИНСКОГО

МОЛИТВА ИИСУСОВА [1]

Ее начало – тесный путь.

Душе тревожной негде отдохнуть:

Болезни и труды, великие страданья,

Смущений вихрь, презренье, порицанье

Подвижника встречают; видит он,

Как скорби восстают со всех сторон,

И он стоит, исполненный сомнений,

Тревожных тяжких дум, недоумений,

Томлением объятый и тоской.

Неведомы ему ни радость, ни покой,

Помощи не ждет он ниоткуда,

Как только от Спасителя Христа.

А злобные враги кричат ему отвсюду:

“Уа! Да снидет со креста!” [2]

Мой друг о Господе! Дерзай!

Не прекращай великой, тяжкой битвы

И поле бранное отнюдь не покидай –

Не оставляй Божественной молитвы!

Пребуди в подвиге до смерти, до конца:

Победа ждет тебя, духовного борца.

Души твоей да не смятутся кости [3] ,

Да не колеблются ее твердыни и столпы,

Когда приступят к ней злокозненные гости –

Бесовских помыслов несметные толпы.

Всемощным именем Господним их рази;

Гонимы им, рассеются врази!

Покрывшись мудрости исполненным смиреньем,

Сей ризою нетленной Божества,

Невидимым врагам душевного спасенья

Не доставляй победы торжества!

Безропотно терпи обиды и гоненья,

Не оставляй прискорбного пути –

Духовных благ священного залога;

Живи для вечности, для Бога –

Единой истинной и вечной красоты,

Всю жизнь Ему всецело посвяти.

Откинув ложные надежды и мечты,

Мужайся в подвиге суровом

И узришь жизнь во свете новом.

И час пробьет, настанет время,

Духовная твоя умолкнет брань –

Страстям невольная, мучительная дань,

И с радостию ты поднимешь бремя

Напастей, бед, гонений и скорбей.

В душе твоей, свободной от страстей,

Исчезнут тяжкие сомненья и тревога,

И свет духовный воссияет в ней –

Наследнице Небесного Чертога.

Мир чудный водворится – рай,

И с Господом ее свершится единенье,

Исчезнет без следа твоя печаль,

И ты увидишь, полный изумленья,

Иной страны сияющую даль –

Страны живых, страны обетованья,

Грядущего за подвиг воздаянья,

Желаний твоих край…

  1. Учение святых отцов о молитве Иисусовой изложено особенно подробно святителем Игнатием (Брянчаниновым), а также святителем Феофаном Затворником и старцем Оптиной пустыни, преподобным Амвросием. Упомянутые великие подвижники опытно проходили путь молитвы Иисусовой, поэтому мысли их об этом предмете изумляют читателей своей силой и глубиной. Особенно творения святителя Игнатия возбуждают в читателе спасительную ревность к прохождению молитвенного пути, заповеданного святыми отцами не только инокам, но и мирянам – пути тесного и прискорбного в начале, но в конце радостотворного.
  2. Евангелие от Марка, гл. 15, 29-30.
  3. Под словом “кости”, встречающимся в псалмах святого пророка Давида, толковники разумеют благие помыслы, утверждающие душу на пути благочестия.

Проповедь перед чином изгнания злых духов из человека.

г.Сергиев Посад, Издание храма ап. Петра и Павла, 2002г., 11 стр., 1,5 МБ

Духовный цензор – игумен Николай (Парамонов).

2011г., 712 стр., 6 МБ

Издательство “Благовест”, Москва, 2011г., 480 стр., 80 МБ

Издательство: Благословение, 2004г. MP3, 192 kbps, 139 МБ.

Читает диакон Алексей Карпунин.

В записи использованы песнопения в исполнении хора Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. СКАЧАТЬ

MP3, 3 часа 16 минут, 320 kbps, 451 MБ.

Исполнители: монахи Свято-Елисаветинского монастыря, г. Минск. СКАЧАТЬ

Варсонофий молитва иисусова

О молитве Иисусовой

Молитва Иисусова имеет громадное значение в жизни христианина. Это кратчайший путь к достижению Царствия Небесного, хотя этот путь нелегкий, и, вступив на него, мы должны быть готовы к скорби. Правда, немалое значение имеют и другие молитвы, и человек, проходящий Иисусову молитву, слушает в церкви молитвословия и песнословия, совершает обязательные келейные правила. И все-таки именно Иисусова молитва скорее других приводит человека в покаянное настроение и показывает ему его немощи, следовательно, скорее приближает к Богу. Человек начинает чувствовать, что он величайший грешник, а это Богу только и нужно.

Враг всячески старается отклонить христианина от этой молитвы, ее он больше всего боится и ненавидит. Действительно, человека, всегда творящего эту молитву, сила Божия сохраняет невредимым от вражеских сетей. Когда же человек вполне проникается этой молитвой, то она отверзает ему райские врата, и хотя бы он на земле не получил особых даров и благодати, душа его будет дерзновенно вопиять: “Отверзите мне врата правды…” (Пс.117:19).

И вот враг внушает различные помыслы для смущения неразумных, говоря, что молитва требует сосредоточенности, умиления и так далее, а если этого нет, то она только прогневляет Бога. Некоторые слушают эти доводы и бросают молитву на радость врагу.

Начинающий Иисусову молитву подобен гимназисту, поступившему в первый класс гимназии и надевшему форму. Можно думать, что он впоследствии и кончит гимназию, может быть, и в университет пойдет. Но вот проходят искушения первого же урока, например, по арифметике ученик не понял, и помысл ему говорит: “Первого урока не понял, тем более не поймешь второго, а там, глядишь, вызовут. Лучше скажись больным да посиди дома”. Если же у ученика есть состоятельные родственники, то тут искушений еще больше, тот же соблазняющий голос говорит: “У тебя дедушка и дядюшка богатые, чего тебе учиться, у них погости”. Слушает эти речи гимназист, перестает учиться, теряет зря время, а через несколько лет вырастает никуда не годный балбес. Время ушло, какое тут учение — и исключают его из гимназии.

Так и с молитвой может случиться. Не следует внимать искусительным помыслам, надо гнать их далеко от себя и, не смущаясь, продолжать молитвенный труд. Пусть незаметны плоды этого труда, пусть человек не переживает духовных восторгов, умиления, но все-таки бездейственной молитва остаться не может. Она бесшумно совершает свое дело.

В бытность в Оптиной известного старца отца Льва один инок, двадцать два года проходящий Иисусову молитву, впал в уныние — вроде как бы не видел никаких благоприятных результатов своего труда. Он пошел к старцу и высказал ему свое горе.

— Вот, отче, двадцать два года совершаю я Иисусову молитву и не вижу никакого толка.

— А какой же ты хочешь видеть толк? — вопросил старец.

— Как же, отче, — продолжал инок, — я читал, что многие, совершая эту молитву, стяжали духовную чистоту, имели дивные видения, достигали полного бесстрастия. А я, окаянный, искренне сознаю, что я самый великий грешник, вижу всю свою скверну и, размышляя о сем, идя по дороге от монастыря к скиту, часто трепещу, чтобы не разверзлась земля и не поглотила бы такого нечестивца, как я.

— А ты видел когда-нибудь, как матери держат на руках своих детей?

— Конечно, видел, отче, но как это ко мне-то относится?

— А вот как. Если ребенка потянет к огню и он даже будет плакать из-за этого — позволит ли мать обжечься ребенку? Конечно, нет, она его унесет от огня. Или вышли вечерком женщины с детьми воздухом подышать, и вот один младенец потянулся к луне и плачет: дай ему ее поиграть. Что же делать матери, чтобы его утешить? Нельзя же дать ему луну. Она его в избу унесет, в зыбку положит, покачает: “Нишкни, нишкни, молчи!” Так и Господь поступает, чадо мое. Он благ и милостив и мог бы, конечно, дать человеку какие угодно дары, но если этого не делает, то для нашей же пользы. Покаянное чувство всегда полезно, а великие дары в руках человека неопытного могут не только принести вред, но и окончательно погубить его. Человек может возгордиться, а гордость хуже всякого порока: гордым Бог противится. Всяк дар надо выстрадать. Конечно, если царь просто так, от своих щедрот, преподносит дар, то нельзя, отказавшись, бросить его ему в лицо обратно; надо принять с благодарностью, но и стараться употреблять с пользою. Бывали случаи, что великие подвижники, получив особые дарования, за гордость и осуждение других, не имеющих таких даров, ниспадали в глубину погибели.

— А все-таки хотелось бы от Бога гостинчика, — продолжал инок, — тогда и трудиться было бы и спокойнее, и радостнее.

— А ты думаешь — это не милость Божия к тебе, что искренно сознаешь себя грешником и трудишься, совершая молитву Иисусову? Продолжай поступать так же, и если Господу будет угодно, Он даст тебе и сердечную молитву.

Через несколько дней после этой беседы по молитвам отца Льва совершилось чудо. В один воскресный день, когда тот инок по послушанию подавал пищу братии и, ставя миску на стол, произнес: “Приимите, братия, послушание от меня, убогого”, он почувствовал в своем сердце что-то особенное, точно какой-то благодатный огонь вдруг подпалил его. От восторга и трепета инок изменился в лице и пошатнулся. Братия, заметив это, поспешили к нему.

— Что с тобой, брат? — спрашивали его с удивлением.

— Ничего, голова заболела.

— Не угорел ли ты?

— Да, верно, угорел, помогите мне, Господа ради, дойти до моей келлии.

Его проводили. Он лег и совсем забыл о пище, забыл все на свете и только чувствовал, что сердце его пламенеет любовью к Богу, к ближним. Блаженное состояние! С тех пор молитва его стала уже не устной, как прежде, а умно-сердечной, то есть такой, которая никогда не прекращается и о которой Священное Писание говорит: “Аз сплю, а сердце мое бдит…” (Песн.5:2).

Впрочем, не всегда Господь посылает умно-сердечную молитву, некоторые всю жизнь молятся устной молитвой. С ней и умирают, не ощутив восторгов сердечной молитвы, но и таким людям не следует унывать. Для них духовные восторги начнутся в Будущей Жизни и никогда не кончатся, а будут увеличиваться с каждым мгновением, постигая все больше и больше Божии совершенства, в трепете произнося: “Свят, Свят, Свят”.

Из Жития преподобного Пимена Великого [35] известен такой случай. К нему пришла однажды его мать из далекой Африки и хотела его увидеть. Когда об этом сообщили преподобному, то он ответил:

— У меня нет матери.

— Как же нет, — возразили ему, — эта приехавшая женщина убедительно говорит, что она твоя мать.

— У меня нет матери, — повторил святой, — но все равно спросите мою мать, желает ли она меня видеть.

— Странный вопрос, отче, если бы она не желала тебя видеть, то не предприняла бы такое путешествие.

— Нет, спросите ее, где она желает меня видеть, в этой жизни или в будущей?

Когда это передали матери святого Пимена, она поняла его значение и ответила: “Желаю свидеться с моим сыном в Будущей Жизни”, и ушла обратно.

Этот случай очень назидателен. Может быть, если бы мать настояла на том, чтобы непременно увидеть сына, она не увидела бы его в Будущей Жизни. Когда же ее великий сын обещал с ней увидеться за гробом, то этим обещал ей вечное спасение. Отсюда можно сделать и такой вывод: совершая Иисусову молитву, мы можем не ощущать святых восторгов в этой жизни, но зато в полной силе ощутим их в будущей.

Молитва Иисусова разделяется на три, даже на четыре ступени. Первая ступень — молитва устная, когда ум часто отбегает и человеку надо употреблять большое усилие, чтобы собрать свои рассеянные мысли. Это молитва трудовая, но она дает человеку покаянное настроение.

Вторая ступень — молитва умно-сердечная, когда ум и сердце, разум и чувства — заодно. Тогда молитва совершается беспрерывно, чем бы человек ни занимался: ел, пил, отдыхал — молитва все совершается.

Третья ступень — это уже молитва творческая, которая способна передвигать горы одним словом. Такую молитву имел, например, преподобный пустынник Марк Фраческий. К нему однажды пришел для назидания один инок. В разговоре Марк спросил: “Есть ли у вас теперь такие молитвенники, которые могут и горы передвигать?” Когда он это говорил, гора, на которой они были, содрогнулась. Святой Марк обратился к ней, как к живой: “Стой спокойно, я не о тебе говорю”.

Наконец, четвертая ступень — это такая высокая молитва, которую имеют только Ангелы и которая дается, может быть, одному из всего человечества.

Покойный батюшка отец Амвросий имел умно-сердечную молитву. Эта молитва ставила его иногда вне законов природы. Так, например, во время молитвы он отделялся от земли. Его келейники сподобились видеть это. Последнее время батюшка был болен и все время полулежал в постели, так что не мог ходить в церковь. Все службы, кроме обедни, совершались у него в келлии. Однажды совершали всенощную. Батюшка, как всегда, полулежал. Один келейник стоял впереди у образа и читал, а другой — позади батюшки. Вдруг он видит, что отец Амвросий садится на кровати, затем поднимается на десять вершков, отделяется от кровати и молится в воздухе. Ужаснулся келейник, но пребыл в безмолвии. Когда пришла его очередь читать, то другой, встав на место первого, сподобился того же видения. Когда закончили службу и келейники пошли к себе, то один сказал другому.

— Что же ты видел?

— Видел, что батюшка отделился от кровати и молился на воздухе.

— Ну, значит, это правда, а то я подумал, что мне только это кажется.

Хотели они спросить о том отца Амвросия, да побоялись: старец не любил, когда говорили что-нибудь о его святости. Возьмет, бывало, палку, стукнет любопытствующего и скажет: “Дурень, дурень, что грешного Амвросия об этом спрашиваешь?” — и больше ничего.

В настоящее время в Кавказских горах спасается отец Иларион. Жил он сначала в общежительном монастыре на Афоне, а теперь все оставил и служит Богу в подвиге пустынничества. С ним живет еще молодой (30 лет) монах — отец Венедикт. Ему даны старцем некоторые поручения и среди прочего — узнать, как в монастырях совершается молитва Иисусова. Он объездил многие монастыри (мужские и женские) и пришел к печальному выводу. Эта необходимейшая молитва почти всюду оставлена, особенно в женских монастырях. Исполнители ее кое-где, как свечи, догорают.

Прежде молитву Иисусову проходили не только монахи, она была обязательна и для мирских (например, известный исторический деятель Сперанский [36], издатель законов, упражнялся в творении Иисусовой молитвы и был всегда радостен, несмотря на многоразличные труды свои). Теперь даже монахи недоверчиво относятся к этому подвигу. Один, например, говорит другому:

— Да отец Петр начал совершать Иисусову молитву.

— Неужели? Ну, верно, с ума сойдет.

Есть пословица: нет дыма без огня. Действительно бывали случаи, что и с ума сходили люди, но отчего? Да брались за эту молитву самочинно, без благословения, и, начав, сейчас же хотели попасть в святые, лезли на Небо напролом, как говорится, ну и срывались.

(Отец Венедикт недавно был в Оптиной, уехал после Преображения Господня. С батюшкой Варсонофием он вел продолжительные беседы и на вопрос об Иисусовой молитве получил ответ: “Все рабы Божии — и в монастыре, и в скиту — проходят молитву Иисусову, только трудовую, то есть первой ступени”.)

Впрочем, и на этой ступени есть до тысячи градаций, и проходящие эту молитву поднимаются, так сказать, с одной линейки на другую. Но человек не может определить сам, на каком уровне он стоит. Считать свои добродетели было бы фарисейской гордостью. Надо считать себя стоящим ниже всех и стремиться получить от Господа те дары, которые несомненно несет с собой Иисусова молитва, — это покаяние, терпение и смирение.

1. Святитель Игнатий (Брянчанинов), впоследствии епископ, был послушником в Оптином скиту и спросил однажды одного инока: “Скажи, отче, на пользу моей душе, самодвижная ли у тебя молитва?” Тот, видя, что вопрос предложен не из любопытства, сказал: “Слава Господу, сподобившему меня сего дара, с которым я теперь никогда не расстаюсь. Но получил его внезапно, точно молния озарила меня однажды после многих лет трудовой молитвы”.

2. По замечанию батюшки Варсонофия, есть в скиту иноки, которые по сорок лет совершают молитву, но она у них все еще трудовая: мысли расходятся.

3. Некто спросил у отца Амвросия: “На каком слове молитвы Иисусовой делать ударение. Не на слове ли Иисус?” “Это великое слово Господа, — отвечал старец, — но для нас, немощных, полезнее делать ударение на слове “грешный”.

Слово на Новый год 1 января 1913 г. (после литургии)

Приветствую вас всех, здесь собравшихся, с Новолетием. Поздравляю вас с радостями, которые Господь да пошлет вам в наступающем году. Поздравляю вас и со скорбями, которые неизбежно посетят вас и в этом году: может быть, сегодня, может быть, завтра или в скором времени. Впрочем, не смущайтесь и не бойтесь скорбен. Скорби и радости тесно соединены друг с другом. Вам это кажется странным, но вспомните слова Спасителя: “Жена, егда раждает, скорбь имат, яко прииде год ея: егда же родит отроча, ктому не помнит скорби за радость, яко родися человек в мир” (Ин.16:21). День сменяет ночь, и ночь сменяет день, ненастная погода — ведро; так и скорбь, и радость сменяют одна другую.

Апостол Павел произнес грозное слово на тех, которые не терпят от Бога никакого наказания: если вы останетесь без наказания, вы — незаконные дети. Не надо унывать, пусть унывают те, которые не веруют в Бога; для тех, конечно, скорбь тяжела, так как, кроме земных удовольствий, они ничего не имеют. Но людям верующим не должно унывать: скорбями они получают, право на сыновство, без которого нельзя войти в Царство Небесное.

“Отроцы благочестию совоспитани, злочестиваго веления небрегше, огненнаго прещения не убояшася, но, посреде пламене стояще, пояху; отцев Боже, благословен еси”. (Ирмос Рождества Христова, глас 1, песнь 7.)

Скорби и есть огненное прещение, или испытание, но не надо их бояться, а, как преподобные отроки, воспевать Бога в скорбях, веруя, что они посылаются Богом для нашего спасения.

Да спасет же всех нас Господь и введет в Царство Незаходимого Света! Аминь.

Оптина Пустынь

ставропигиального мужского монастыря

Толкования

7 декабря ст. ст.

Свт. Амвросия, еп. Медиоланского (397). Прмч. Гурия (1937)

Расписание Богослужений

Сегодня, 20 декабря 7 декабря ст. ст.

06:00 Казанский храм

06:30 Казанский храм

09:00 Казанский храм

09:30 Введенский собор

13:00 Введенский собор

Акафист прп. Амвросию Оптинскому

14:30 Владимирский храм

Акафист Оптинским старцам

16:50 Казанский храм

Последний фотоальбом

Молитва Иисусова

Молитесь усердно Господу Богу и хладное сердце свое разогревайте Сладчайшим именем Его, поелику Бог наш огнь есть. Оное призывание и нечистые мечтания ис­требляет, и сердце согревает ко всем заповедям Его. А по­сему молитвенное призывание Сладчайшего имени Его дол­жно быть дыханием души нашей, должно быть чаще биения сердца нашего (преп. Антоний).

Псаломские слова, троекратное повторение слов: «Обышедше обыдоша мя, и именем Господним противляхся им» (Пс. 117, 11) вполне понимают все делатели молитвы Иису­совой, хотя бы им этого никто не растолковывал. Они по­нимают, что это говорится про молитву Иисусову. Это одно из самых ясных мест о молитве Иисусовой, коих очень много в Псалтири. (преп. Варсонофий).

. Как увидеть Христа? Путь к этому возможен: не­престанная молитва Иисусова, которая одна способна все­лить Христа в наши души (преп. Варсонофий).

Вопрос: «Когда я творю молитву Иисусову или справ­ляю пятисотницу, я бываю очень рассеян, мысль так и пере­скакивает от одного к другому, она везде побывает, только не в словах молитвы». Ответ: «А все-таки уста освящаются именем Господа Иисуса Христа» (преп. Варсонофий).

У нас один меч — молитва Иисусова. Сказано: «Бей этим мечом невидимых ратников, ибо нет более сильного орудия ни на небе, ни на земли» (преп. Варсонофий).

Путь молитвы Иисусовой есть путь кратчайший, самый удобный. Но не поропщи, ибо всякий идущий этим путем испытывает скорби. Раз решился идти этим путем — пошел, то не ропщи, если встретятся трудности, скорби, — нужно терпеть (преп. Варсонофий).

. Чтобы всегда иметь память о Боге, для этого и молит­ва Иисусова (преп. Варсонофий).

Молитва именем Иисуса есть завет, повеление Самого Христа. При пострижении в монашество дается обет мо­литвы Иисусовой. Обет остается обетом и требует испол­нения его. Согласно обету, инок должен всегда иметь имя Иисусово на устах, уме и сердце, или, так сказать, всю свою жизнь наполнить молитвой Иисусовой. Весьма недостаточ­но, если инок в деле молитвы ограничится вычитыванием или приуготовлением некоторого числа молитв и молитвословий. Надо освятить всякое дело молитвой, чтобы не терять молитвенного настроения при житейских делах и обязанностях, к которым мы переходим по необходимости после молитвы, и которые заполняют время дня и ночи от одного молитвенного правила до другого, по большей части двух: утреннего и вечернего. Кто оставляет молитву, не прибегает к ней, забывает ее, после совершения молитвен­ного правила сразу вдается в суету, тот быстро теряет молитвенное настроение, ум и сердце наполняются у него пустотой. Чтоб этого не было и нужно творить молитву Иисусову при всяком деле, по крайней мере, понуждать себя к этому. Об этом много и прекрасно сказано святыми отцами. На них (эти статьи о молитве) надо обратить внимание. Дело молитвы — первое дело. Молитва утешит в скорби, молитва не допустит уныть, молитва предохра­нит от греха, и всех плодов ее и действий не перечтешь. Говорит преподобный Марк Подвижник: «Скажем ли что, или сделаем что, не испросив помощи Божией молитвою все окажется впоследствии или погрешительным, или вредным мы подвергаемся таинственному обличению опытно» (глава 108. О думающих оправдаться делами). Вот какое зна­чение молитвы. Во время монастырских всенощных бдений особенно было удобно привыкать к молитве Иисусовой. . Надо смиренно о себе думать и смирением раство­рить всякое свое делание, но ложное смирение, выставляе­мое в извинение своего нежелания и лености подвизаться, далече отогнать: «Где уже нам грешным это делать. То были люди святые. ». Так приходится слышать тех, кто не хочет трудиться для своего спасения. Можно им ответить: да, это верно, но и святые, очень часто, прежде были вели­кие грешники, стали святыми, подвизаясь, поэтому грешни­ком себя считать — считай, а на добро себя понуждай. Будет польза. Самооправдание — корень зла (преп. Ни­кон).

Побеждалась в заутрени дремотою от малого сна и, чтобы разогнать дремоту, творила молитву Иисусову с по­ясными поклонами. При Иисусовой молитве поклоны класть не следует, молитва при дыхании должна быть, но чтобы незаметно было бы для других. И поясные поклоны должно класть в свое время, только когда пола­гаются Уставе (преп. Иларион).

Молитва Иисусова, по научению святых отцов, прилич­на, когда человек идет, или сидит, или лежит, пьет, ест, беседует или занимается каким рукоделием, кто может при всем этом произносить молитву Иисусову со смирением, тот не должен оставлять оной, за оставление же укорять себя и каяться со смирением, но не смущаться, потому что смущение, какое бы оно ни было, есть признак тайной гордости и доказывает неопытность и неискусство человека в прохождении своего дела (преп. Амвросий).

Пишешь ты, что в молитве Иисусовой есть у тебя ка­кое-то запинание на словах «помилуй мя грешную»; это по­казывает, что прежде эта молитва совершалась тобою без должного смирения, без которого неприятна Богу и молит­ва наша. Поэтому принудь себя ударять на слово грешную с должным понятием (преп. Амвросий).

Врага и приносящие искушения злые мысли отгоняй­те молитвою: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, поми­луй мя грешную». Молитва эта может совершаться при всех занятиях (преп. Нектарий).

..К молитве простирайся елико можешь, поминая ска­занное тебе при пострижении, как тебе давали четки: «Вот тебе, сестра, меч духовный. Глаголи выну во уме, во устех, в мысли, в сердце: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Держись и ты этого предписания, и как будет тебе возможно, так и произноси молитву, иногда умную, иногда устную, а на свободе и сердечную, если Бог поможет. А при немощах и неисправностях кайся и смиряй­ся, но не смущайся (преп. Амвросий).

Дабы подвигнуть ленивых и унылых к упражнению в этой молитве, батюшка передавал следующий рассказ о си­ле имени Иисусова: «У одного боголюбца был обученный говорить скворец, который, постоянно слыша произноси­мую хозяином молитву: Господи, Иисусе Христе, Сыне Бо­жий, помилуй мя грешного, — и сам навык ее повторять. Раз летом вылетел он в растворенное окно на улицу, а тут и налетел было на него ястреб, но скворец, по привычке, в испуге проговорил Иисусову молитву, и тотчас ястреб отскочил от него. Так даже бессмысленно произносимая молитва послужила во спасение от угрожавшей беды» (преп. Амвросий).

Молитву в келье читать устами: Господи, Иисусе Хрис­те, Сыне Божий, помилуй мя грешную. Или: Боже, очисти мя грешную. А в церкви: Господи помилуй. И слушай боль­ше, что читают. А если не слышишь, то всю молитву читай: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную (преп. Амвросий).

О Иисусовой молитве я писал вам, чтобы смиренно проходить, не увлекаться во мнение и подвизаться на за­поведи Божий; да сохранит вас Господь от прелести вражией и дарует познать истинный путь (преп. Макарий).

. От молитвы Иисусовой, которую ты имела, при раз­говорах с другими, отстала. Явно, что незаметно тебе, как возмечтала о сем, то, к пользе твоей, и показана тебе твоя немощь, да смиришься. Кто употребляет сей меч духовный, надобно, чтобы был смирен, ибо тогда только оным пора­жаются враги, а без того многие попадают в неисцельную прелесть. Советую тебе не простираться на такую высоту. Но при свободе, при страстных движениях, при немощи призывать Бога сею молитвою со смирением (преп. Мака­рий).

О памяти Иисусовой ты пишешь, что не имеешь оную всегда и не имеешь чувств, какие имела прежде, о сем я выше тебе написал, а молитва Иисусова, когда будет со смирением проходима, то водрузится, а чуть увлечется ум во мнение, то или от нее отпадает, или обольщается. При молитве подвизайся на заповеди, а не ищи теплоты: сия возвышает, а заповеди смиряют. «Прежде времени бедственно искать высоких» (преп. Макарий).

Ты, M. М., жалуешься на себя, что всегда, как станешь творить молитву Иисусову, то и засыпаешь, и о сем смуща­ешься; не надобно смущаться, лучше засыпать с молитвою, нежели с какими-нибудь дурными помыслами. Когда же хочешь потрезвеннее ее исправлять, то пораньше проходи. Опасайтесь искать в себе высокого устроения, а смирен­ными ведитесь, вменяя себя быти отребие . (преп. Макарий).

А лучше всех крестиков и крестоносцев, всех портрети­ков и их подлинников — вырисовывать на мягком юном сердце Сладчайшее Имя, светозарную молитовку: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную. Вот тогда-то будет верх радостей, бесконечное веселие. Тогда, когда т. е. утвердится в сердце Иисус, не захочешь ни Рима, ни Иерусалима. Ибо Сам Царь со всепетою Своею Материю и всеми Ангелами и святыми придут сами к тебе и будут жить у тебя. «Аз и Отец к нему прийдем и обитель у него сотворим» (Ср.: Ин.14, 23) (преп. Анатолий).

. Только ты не забывай самого важного — моего тебе завещания: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, Богоро­дицею помилуй мя. Знаю, что вначале это дело трудное, но зато узришь свет и радость. А без сего делания тяжка и безотрадна жизнь иноческая, если продлится. Правда, труд­но, но вникнуть тут особого нет ничего. Не требуется ни книг, ни свечей, ни времени. Сидишь, ходишь, ешь, лежишь, а сама все: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас! (преп. Анатолий).

. Молитву Иисусову всеми силами старайся держать — она вся наша жизнь, вся краса, все утешение, что вначале она трудна — это всем известно, но после зато неоцененна, всерадостна, вселюбезна (преп. Анатолий).

Делай по силе, делай со смирением и самоукорением, и обыкнешь, и полюбишь ее так, что и насильно не оторвут от нее. Потому что она сладка и радостотворна. «Помянух Бога и возвеселихся» (Пс. 76, 4) (преп. Анатолий).

Будь готова встретить скорби. Ибо всех, кому слюбится Иисусова молитва, враг никогда не оставит без отмщения, но непременно научит или старших, или младших, а уж па­костей непременно натворит (преп. Анатолий).

А молитву Иисусову творить привыкнуть скоро нельзя. Ты только старайся не забывать о Боге и кайся в забвении и развлечении. (преп. Анатолий).

Говорю о молитве Иисусовой. И слава Тебе, Господи, снисходящему нашим немощам! Постоянно творить ее тебе еще нельзя. Ибо, пока не вкусит человек, яко благ Господь, трудно непрестанно иметь в сердце Иисуса. Но и за то, что есть, слава Богу! Значит, пока держится молитва, не оставляй ее. А главное — во время молитвы окаивай себя, как недостойную произносить имя, непрестанно славословимое на небеси и на земли Ангелами и человеками. А скорби собирай, как сокровище, ибо это очень способствует Иисусовой молитве. А потому враг и научает и подстрекает всех, кто только может, досадить тебе. Я тебя предупреждал давно, что всякий христианин чем больше держится за эту молитву, тем больше озлобляет диавола, не терпящего имени Иисусова и направляющего на такого людей, даже и близких (преп. Анатолий).

А что радость разливается в сердце — это я тебе, кажется, говорил — бывает. Иногда Господь желает под­вижника утешить, видя, что он уже изнемогает: иногда же от усиленного напряжения к этой молитве. Сказано: Бог — т. е. Иисус — огнь есть (грехи и немощи) попаляяй! И по­тому, часто призываемый, Сладчайший Иисус не может не веселить сердце. Разве уж окаяннейший какой, якоже аз, огрубелый, то долго не может чувствовать радости. А насто­ящие молитвенники через несколько дней чувствуют радость и сладость, которая из сердца разливается — и на всего человека. Но только опасно принимать ее без разбора, «ибо и сатана преобразуется во Ангела светла» (2 Кор. 11, 14). А потому, как неопытная в духовной жизни, будь осторож­на: и принимать берегись, и отвергать берегись. Прочти у Марка Подвижника Слово 2-е, глава 28. Прочти еще в том втором Слове главу 134-ю. А если оставишь молитву, куда тебя тогда девать? Терпи. Это скоро все пройдет и слюбит­ся. Молитва прекращается — это обыкновенно от праздно­словия, обжорства, осуждения, и главное, — от гордости. А так как ты особенно горда, то особенно и держись за эту молитву. А чтобы она никогда не прекращалась, так для этого ты, молоденькая, посиди у моря, подожди погод­ки! (преп. Анатолий).

Молитву Иисусову держи по силе. А когда ослабеешь, имей одну память присутствия Божия. Что молитва твоя не беспрерывна, не скорби — это тебе рано. А благодари Бога за то, что есть. Спасайся, и да спасет тебя Господь (преп. Анатолий).

Помысл мучает тебя, что, если будешь горячо старать­ся о молитве Иисусовой, — впадешь в гордость. Если бу­дешь как должно проходить молитву Иисусову, то ничего этого не будет (преп. Иларион).

. Один молился молитвой Иисусовой. Другой, стоя в храме со вниманием, молился словами церковных молитв, употребляя вне церковных служб другие некоторые мо­литвы. И того и другого молитву одинаково слышит Гос­подь. Но молитва Иисусова все превосходит. Батюшка Варсонофий говорил: «Можно березовыми дровами нато­пить печь, а можно и осиновыми. Лишь бы тепло было». Вся суть в том, чтобы в душе было молитвенное настроение (преп. Никон).

Делание монашеское должно быть тайным. Потому и молитва Иисусова у святых отцов называется «сокровен­ным деланием». Даже от самого себя надо хранить в тайне, не трубить, как сказано в Евангелии, не только перед други­ми, но и перед самим собою (преп. Никон).

Вопрос: «Что это такое, батюшка, умная молитва?» Ответ: «Учитель молитвы — Сам Бог». А в другой раз. о том же предмете невольно высказался: «Труд­ное это, брат, дело — всего разломит» (преп. Амвросий).

Иисусову молитву твори всегда, потому что призыва­ние имени Господа помогало даже и язычникам. От рассеянности и празднословия воздерживайся трудом с молитвой Иисусовой, а от уныния спасайся плачем о грехах. Когда унываешь, говорит Апостол, молись, а когда весела — то пой псалмы и песни духовные (преп. Иосиф).

. Спрашиваешь о молитве, как ее творить? Когда ка­кое есть желание, но во время рассеянности устами вполго­лоса, т. е. слышали бы твои уши, а когда помыслы и все вообще мирное, то тогда лучше умом, со вниманием, держи больше молитву устную со вниманием. О высшей степени молитвы: нельзя ее проходить самочинно, без наставника опытного. Устную молитву всегда за всяким делом можно творить, и в церкви (преп. Иосиф).

Вопрос: «А что, батюшка, всегда нужно перебирать с молитвой четки?» Ответ: «Обязательно. Всегда имейте четки при себе. За службой в церкви и на правиле они должны быть в руках. Если даже будут смотреть, ибо смотрят, не смущайтесь, пе­ребирайте, творя молитву Иисусову. За обедней внимайте тому, что поется и читается, а молитву оставьте. Вот за всенощной можете в ход пустить четки, когда не слышите, что читают. За послушанием, конечно, невозможно пе­ребирать. Тогда в уме без четок должна быть молитва. Когда в келье пишете, читаете, то четки должны быть за поясом. Когда же так сидите, то творите молитву по чет­кам. При разговоре можете говорить про себя: «Господи, помилуй». А можно даже и Иисусову молитву. » (преп. Варсонофий).

. Молитва Иисусова не только не мешает, но даже способствует слушать чтение и пение, и помогает обык­новенной церковной и келейной молитве, и услаждает, очень услаждает сердце, и дух делает мирным, и мысль дает светлую. А ты думаешь неправильно, ибо ты девочка не­опытная, да еще своенравная. А ты старайся смирять себя, и молитва скоро привьется к тебе. Только не спеши, а жди помощи Божией. А что другие про тебя говорят, об этом не беспокойся. Ты пришла в монастырь угождать не людям, а Богу, который и спасет тебя — в этом ручаюсь, — только потерпи (преп. Анатолий).

опечатку, выделите текст

и нажмите Ctrl+Enter

© 2010—2017. Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь. Официальный сайт.

Оценка 3.8 проголосовавших: 28
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here