Молитва святому никодиму

Данная статья содержит: молитва святому никодиму - информация взята со вcех уголков света, электронной сети и духовных людей.

Никодим Святогорец (Агиорит)

О богодохнове́нный и вселе́нский и́стины учи́телю, изря́дная Святоимени́тыя Горы́ похвало́, светле́йшая звездо́ Правосла́вныя Це́ркве Собо́рныя, всепреподо́бный и святы́й о́тче Никоди́ме! Да́ждь нам просвеще́ние моли́твами твои́ми во исполне́ние боже́ственныя во́ли, напра́ви стопы́ на́ша ко стезя́м доброде́тельнаго жития́, осени́ нас да́нною тебе́ благода́тию и вразуми́ ум наш, во е́же разуме́ти богому́драя поуче́ния твоя́, да обря́щем в них покая́ние, исцеле́ние, ра́дость, мир, кро́тость, поко́й, любо́вь, и а́ще что добро́ и бла́го и спаси́тельно, и в конце́ живо́т ве́чный, и моли́ся всегда́ ко Го́споду о всех нас, и́скренне лю́бящих тя и на всяк день и час призыва́ющих оте́ческую твою́ бла́гость и по́мощь. Аминь.

Яко таинника изряднейшаго добродетельнаго жития и благочестия, богоноснаго учителя Православия, празднует тя Церковь, с Небес бо дарования приемый, озарявши Божественными твоими писании вопиющих ти: радуйся, отче Никодиме.

Мудрости благодатию, отче, украшенный, труба богогласная показался еси Духа/ и добродетелей наставник, Никодиме Богоглаголивый, всем бо подаеши спасительная учения, жития чистаго показуя сияние богатством Божественных твоих словес, имиже, яко свет, мирови возсиял еси.

Светило Афонское, и Наксии отрасль, и Церкве всея богодухновеннаго учителя, Никодима, вернии, да почтим, иже, исполнялся мудрости Божественный, учения бо небесная и обильная изливает вопиющим: слава прославльшему тя Христу, слава венчавшему тя, слава подающему тобою нам помощь.

Творе́ние Гера́сима мона́ха Микрагианнани́та (Текст утвержден Священным Синодом Русской Православной Церкви 25 декабря 2012 года)

Подо́бен: Взбра́нной Воево́де:Я́ко боже́ственнаго жи́тельства таи́нника изря́днагои благоче́стия богоно́снаго учи́теляПравосла́вная Це́рковь тя почита́ет:с небесе́ бо дарова́ние прие́м,озаря́еши боже́ственными твои́ми писа́нии вопию́щия ти:Ра́дуйся, о́тче Никоди́ме, Горы́ Святы́я сла́вное украше́ние.

Ангел нра́вы и мно́гий ра́зумом, Никоди́ме, на Афо́не яви́лся еси́; а́нгельское бо имы́й житие́, ангелоле́пным гла́сом изъясни́л еси́ оте́ческая писа́ния, и́миже просвеща́еши вопию́щия:Ра́дуйся, Накси́йское благоукраше́ние;ра́дуйся, Афонское озаре́ние.Ра́дуйся, оте́ческих догма́тов изложе́ние;ра́дуйся, святы́х глаго́л изъясне́ние.Ра́дуйся, высото́ мудрова́ния и прему́дрости реко́;ра́дуйся, глубино́ боже́ственнаго ве́дения и сокро́вище любве́.Ра́дуйся, я́ко показа́лся еси́ кни́жник богоно́сный;ра́дуйся, я́ко толковни́к еси́ богоглаго́ливый.Ра́дуйся, свети́льниче нра́вов че́стности;ра́дуйся, пла́менниче го́рния све́тлости.Ра́дуйся, и́мже ве́рнии утвержда́ются;ра́дуйся, и́мже врази́ устраша́ются.Ра́дуйся, о́тче Никоди́ме, Горы́ Святы́я сла́вное украше́ние.

Жития́ освяще́нна изде́тска иски́й, я́ко о́трасль боже́ственных роди́телей, мирски́й оста́вил еси́ мра́к, и ко Спа́су Христу́ устреми́лся еси́, Ему́же неукло́нне сле́дуя, Никоди́ме, вдохнове́н взыва́л еси́: Аллилу́ия.

Ра́зумом богоприя́тным, я́ко уя́звлен боже́ственным жела́нием, прише́л еси́ в Го́ру Афо́нскую, и доброде́тельным жи́тельством к гора́м возвы́сился еси́ ве́чным, по Дави́ду, Никоди́ме, слы́ша от нас сицева́я:Ра́дуйся, жития́ преподо́бнаго сокро́вище;ра́дуйся, све́та невеще́ственнаго прия́телище.Ра́дуйся, и́ноком Афо́нским о́бразе;ра́дуйся, благоче́ствующих всех утвержде́ние.Ра́дуйся, у́ме богонауче́нный, небе́сных мы́слей испо́лненный;ра́дуйся, уста́ богодви́жная богодохнове́нных уче́ний.Ра́дуйся, я́ко от ми́ра всеце́ло удали́лся еси́;ра́дуйся, я́ко во Афо́не к го́рним напра́вился еси́.Ра́дуйся, ли́ка преподо́бных прича́стниче;ра́дуйся, ве́рным ве́лий учи́телю.Ра́дуйся, враго́в поража́яй помышле́ния;ра́дуйся, ду́ши утвержда́яй неради́выя.Ра́дуйся, о́тче Никоди́ме, Горы́ Святы́я сла́вное украше́ние.

На сла́ву Госпо́дню у́мне взира́яй, очи́стив себе́ от веще́ственных, небе́сным наставля́яй показа́лся еси́, богоглаго́ливый Никоди́ме, де́лом и сло́вом вся́ к Бо́гу управля́я вопию́щия: Аллилу́ия.

Име́яй се́рдце твое́ огне́м пали́мо стра́ха Бо́жия, неколеби́мо а́нгельское проше́л еси́ житие́, и я́же в нем благода́ти, я́ко Ду́хом просвеще́н, Никоди́ме, изъясня́еши зову́щим:Ра́дуйся, сто́лпе воздержа́ния;ра́дуйся, таи́нниче безстра́стия.Ра́дуйся, воспери́вый ум к небе́сным;ра́дуйся, стяжа́вый отту́ду неизглаго́ланная.Ра́дуйся, благода́ти Духо́вныя до́ме светови́дный;ра́дуйся, селе́ние многоце́нное жи́тельства доброде́тельнаго.Ра́дуйся, я́ко ре́ки уче́ний источа́еши;ра́дуйся, яко пото́ки страсте́й изсуша́еши.Ра́дуйся, Христо́вым обогати́выйся осия́нием;ра́дуйся, вра́жие умертви́вый возноше́ние.Ра́дуйся, глаго́лов душепита́тельных гу́сли;ра́дуйся, пе́сней богому́дрых цевни́це.Ра́дуйся, о́тче Никоди́ме, Горы́ Святы́я сла́вное украше́ние.

Ревни́тель богодохнове́нный яви́лся еси́ отце́в преподо́бных, умертви́в себе́ су́щим в ми́ре, и учи́телей свяще́нных отпечатле́ние и уста́ богодви́жная: бога́тая бо ти даде́ся благода́ть, Никоди́ме, вопию́щу: Аллилу́ия.

Сконча́л еси́ богому́дре преподо́бную жи́знь твою́, разли́чным искуше́нием противоста́в, и я́коже зла́то во огни́, искуше́н скорбьми́, Никоди́ме, учи́тель богому́дрый в дея́нии яви́лся еси́ взыва́ющим:Ра́дуйся, но́вый в преподо́бных;ра́дуйся, богодохнове́нный во учи́телех.Ра́дуйся, наставля́яй на́ше помышле́ние;ра́дуйся, разруша́яй Велиа́рово безу́мие.Ра́дуйся, сло́вом благода́тным управля́яй ду́ши;ра́дуйся, мечу́, при́сно посеца́яй страсте́й вины́.Ра́дуйся, я́ко очища́еши серде́чныя скве́рны;ра́дуйся, я́ко явля́еши боже́ственная дая́ния.Ра́дуйся, пла́менниче Прему́дрости лу́чшия;ра́дуйся, мо́лние на беснова́ние ху́ждшее.Ра́дуйся, свети́льниче к живо́тным преспе́янием;ра́дуйся, свети́ло к боже́ственным возвыше́нием. Ра́дуйся, о́тче Никоди́ме, Горы́ Святы́я сла́вное украше́ние.

Богоглаго́ливый язы́к прие́м, богогла́сне, свы́шним дохнове́нием дви́жим, глаго́лы жи́зни ве́чныя и я́же в боже́ственных отце́х неудобопости́жная всему́дре изъясни́л еси́, вся сподвиза́я Бо́гови пе́ти: Аллилу́ия.

Да воспери́ши к Бо́гу, богоно́сне, ума́ твоего́ движе́ния вся, хране́ние чу́вств тве́рдо проше́л еси́, ему́же науча́еши хотя́щия улучи́ти боже́ственнаго едине́ния, во е́же пе́ти ти, о́тче, си́це:Ра́дуйся, боже́ственных возвести́телю;ра́дуйся, от ху́ждшаго неве́дения изба́вителю.Ра́дуйся, боже́ственному науча́яй по́двигу;ра́дуйся, небе́снаго яви́телю мудрова́ния.Ра́дуйся, широто́ боже́ственнаго ра́зума и прему́дрый наста́вниче;ра́дуйся, скрижа́ле богопечатле́нная Духо́внаго веща́ния.Ра́дуйся, Уте́шителя пречестны́й сосу́де;ра́дуйся, правосла́вных богода́нная кре́посте.Ра́дуйся, ча́ше душепита́тельнаго не́ктара;ра́дуйся, све́та трисо́лнечнаго испо́лненный.Ра́дуйся, пра́вило отше́льником в де́лех;ра́дуйся, о́бразе учи́телем в словесе́х.Ра́дуйся, о́тче Никоди́ме, Горы́ Святы́я сла́вное украше́ние.

Вертогра́д боже́ственных благода́тей се́рдце соверши́в, Никоди́ме, жи́тельством твои́м, “Вертогра́д благода́тей”, яко вои́стину испо́лнь благоуха́ния благода́тнаго, твою́ кни́гу наре́кл еси́, е́юже наслажда́ющеся, вопие́м: Аллилу́ия.

Возсия́в на Горе́ Афо́нстей, я́ко новоявле́нная звезда́, просвеща́еши Христо́ву Це́рковь доброде́телей твои́х заря́ми, неботаи́нниче Никоди́ме преподо́бне; отню́дуже возжиза́еми све́том твои́м зове́м:Ра́дуйся, звездо́ церко́вная;ра́дуйся, све́точу благоче́стия.Ра́дуйся, богосло́вов дре́вних изъясне́ние;ра́дуйся, чужды́х уче́ний низверже́ние.Ра́дуйся, боже́ственных преда́ний храни́телю и тайноводи́телю;ра́дуйся, доброде́тельных дея́ний светоно́сче свяще́нный.Ра́дуйся, я́ко облича́еши уче́ния нововво́дная;ра́дуйся, я́ко явля́еши доброде́тели богода́нныя.Ра́дуйся, Бо́жий служи́телю тепле́йший;ра́дуйся, ве́рных защи́тниче неколеби́мый.Ра́дуйся, раю́ многоразли́чныя прему́дрости;ра́дуйся, свети́ло е́же во Христе́ науче́ния.Ра́дуйся, о́тче Никоди́ме, Горы́ Святы́я сла́вное украше́ние.

Пребыва́яй в Горе́ Афо́нстей, я́коже в го́рнице, усе́рдною моли́твою и посто́м Духо́вную благода́ть, прему́дре, прия́л еси́, та́инственно в тя все́льшуюся, я́коже апо́столи, и́хже подража́тель яви́лся еси́, взыва́я: Аллилу́ия.

Побе́ду благочести́вым уче́ние твое́ подае́т, ве́рно поуча́ющимся, Никоди́ме, о́тче свяще́нный, проти́ву страсте́й и вся́кия е́реси: во Святе́м бо Ду́се де́йствует при́сно вопию́щим:Ра́дуйся, побе́до правосла́вных;ра́дуйся, паде́ние злосла́вных.Ра́дуйся, Це́ркве ве́лий учи́телю;ра́дуйся, святы́м дре́вним ра́вне.Ра́дуйся, я́ко бога́тство оста́вил еси́ нам кни́г свяще́нных;ра́дуйся, я́ко прекраща́еши вся́кое убо́жество страсте́й.Ра́дуйся, до небесе́ досяза́яй сто́лпе богопросвеще́нный;ра́дуйся, Уте́шителя свети́льниче невече́рний.Ра́дуйся, о́блаче, осеня́яй ве́рныя;ра́дуйся, свеще́, возсиява́ющая лу́чшая.Ра́дуйся, боже́ственных догма́тов пропове́дниче;ра́дуйся, струй невеще́ственных исто́чниче.Ра́дуйся, о́тче Никоди́ме, Горы́ Святы́я сла́вное украше́ние.

Диви́т помышле́ния ве́рных, богоглаго́ливе, мно́жество прему́дрых писа́ний твои́х: ты́ бо прему́дростию боже́ственною и си́лою небе́сною, Никоди́ме, пи́шеши и веща́еши, преподо́бне, и вся побужда́еши пе́ти: Аллилу́ия.

Всю Це́рковь, я́коже богоде́тельнии све́ти, твоя́ богопре́данная словеса́ просвеща́ют, о́тче, та́инственне, и к соверше́ннейших разуме́нию веду́т я́же в сия́ приница́ющия и вопию́щия ти единогла́сне:Ра́дуйся, трубо́ неизрече́нных;ра́дуйся, таи́нниче небе́сных.Ра́дуйся, Ду́ха кни́жниче богоглаго́ливый;ра́дуйся, от свы́шняго вдохнове́ния науче́нный.Ра́дуйся, я́ко боже́ственная вла́га ти даде́ся с небесе́;ра́дуйся, я́ко облагодати́лся еси́ от руки́ Бо́жия.Ра́дуйся, богосло́вия та́инственнаго гу́сли;ра́дуйся, богоглаго́лания небе́снаго цевни́це.Ра́дуйся, страсте́й отсеца́яй те́рние; ра́дуйся, душ очища́яй ни́ву.Ра́дуйся, Бо́жия благоутро́бия язы́че; ра́дуйся, ве́рных правосла́вных сла́во.Ра́дуйся, о́тче Никоди́ме, Горы́ Святы́я сла́вное украше́ние.

К по́двигом наставля́я проти́ву враго́в мы́сленных, Никоди́ме, преподо́бных исполне́ние, “Неви́димую брань” нарица́еши ю́же прему́дре списа́л еси́ кни́гу, свя́те: от сея́ бо науча́емся к Бо́гу возводи́тися, пою́ще: Аллилу́ия.

Спа́совых пра́здников рече́ния богодохнове́нная и пе́сни всему́дрыя в широту́ распространя́я и глубину́, ю́же в них благода́ть всем по́дал еси́, е́юже ду́ши веселя́тся, Никоди́ме, тебе́ вопию́щих:Ра́дуйся, пе́сней толкова́телю боже́ственных;ра́дуйся, дщи́це слове́с святы́х.Ра́дуйся, ве́яния боже́ственнаго сокро́вищнице;ра́дуйся, Це́ркве Христо́вы украше́ние.Ра́дуйся, Ду́ха сокро́вище и храни́лище доброде́телей;ра́дуйся, орга́не богодохнове́нный пе́сней духо́вных.Ра́дуйся, я́ко очища́еши ве́рных сердца́;ра́дуйся, я́ко произлива́еши живоно́сная ороше́ния.Ра́дуйся, ду́ш наста́вниче богому́дрый;ра́дуйся, честны́м отце́м равноче́стный.Ра́дуйся, ума́ хране́нию науча́яй;ра́дуйся, ра́дость та́инственную возсиява́яй.Ра́дуйся, о́тче Никоди́ме, Горы́ Святы́я сла́вное украше́ние.

Усты́ боговеща́нными и руко́ю, двиза́емою Ду́ха благода́тию, о́тче, духо́вных степе́ней изъясня́я в широте́ смы́слы, ле́ствицу и́ну поста́вил еси́ жела́ющим Го́сподеви пе́ти: Аллилу́ия.

Прему́дрости боже́ственныя вла́га, я́коже Соломо́ну, даде́ся ти, Никоди́ме, отню́дуже Це́ркве учи́тель прему́дрый яви́лся еси́ и пресла́вный, на вся лу́чшая наставля́я, о́тче, зову́щия:Ра́дуйся, у́ме богосло́вия;ра́дуйся, струе́ боговеща́ния.Ра́дуйся, пото́че наслажде́ния духо́внаго;ра́дуйся, во словесе́х и де́лех пресве́тлый.Ра́дуйся, вети́е многому́дрый глаго́л живо́тных;ра́дуйся, уста́ блаже́нная гла́са Духо́внаго.Ра́дуйся, насади́телю доброде́телей небе́сных;ра́дуйся, искорени́телю нра́вов зле́йших.Ра́дуйся, те́плыя моли́твы водворе́ние;ра́дуйся, ве́рных богода́нное хвале́ние.Ра́дуйся, Бо́жий песнопе́вче богоглаго́ливый;ра́дуйся, вождю́ наш богоно́сный.Ра́дуйся, о́тче Никоди́ме, Горы́ Святы́я сла́вное украше́ние.

Возвы́сив ума́ твоего́ к Бо́гу стремле́ния, умертви́л еси́ плотска́я движе́ния, и, боже́ственным све́том озаре́н, явле́нне во Афо́не просия́л еси́, сло́вом и де́лом, преподо́бне, к Бо́гу направля́я вопию́щия: Аллилу́ия.

Све́том Уте́шителевым прему́дрых писа́ний твои́х благода́ть, Никоди́ме, везде́ сия́ет и вдыха́ет в ду́ши та́инственное благоуха́ние, и́мже страсте́й избавля́емся злово́ния, взыва́юще:Ра́дуйся, цве́те ра́йский;ра́дуйся, тро́сте Уте́шителева.Ра́дуйся, мирополо́жнице боже́ственныя бла́гости;ра́дуйся, благоуха́ние жития́ чи́стаго.Ра́дуйся, ми́ро всеблагово́нное подви́жническия жи́зни;ра́дуйся, арома́те небе́сный жи́тельства духо́внаго.Ра́дуйся, тайнописа́телю святы́х догма́тов;ра́дуйся, краснопи́сче свяще́нных смы́слов.Ра́дуйся, свире́ле пе́сней благода́тных;ра́дуйся, ли́ку святы́х сопричте́нный.Ра́дуйся, душ утвержде́ние коле́блющихся;ра́дуйся, прему́дрый мона́хов наста́вниче.Ра́дуйся, о́тче Никоди́ме, Горы́ Святы́я сла́вное украше́ние.Конда́к 12Благода́ть и води́тельство к путе́м спаси́тельным и вся́цей по́льзе боже́ственней во Святе́м Ду́се при́сно книг твои́х мно́жество, о Никодиме, подае́т и веде́т к боже́ственней сла́ве вопию́щия: Аллилу́ия.

Пою́ще тебе́ пе́снь, я́ко учи́теля вели́каго и боже́ственнаго и прему́драго наста́вника Це́ркве Христо́вы, о боговеща́нне, тя почита́ем, Никоди́ме: но не преста́й, свя́те, вся просвеща́ти зову́щия:Ра́дуйся, Афо́на ве́лия сла́во;ра́дуйся, На́ксоса боже́ственная похвало́.Ра́дуйся, мона́шествующих свети́ло присносве́тлое;ра́дуйся, правосла́вных пла́менниче неусыпа́емый.Ра́дуйся, о́бразе и пра́вило и́ноков богоприя́тных;ра́дуйся, да́ре и ве́нче безмо́лвников благогове́йных.Ра́дуйся, Це́ркве стено́ неколеби́мейшая;ра́дуйся, благоче́стия свети́льниче светоза́рнейший.Ра́дуйся, и́мже восприе́млем лу́чшая;ра́дуйся, и́мже отвраща́ем ху́ждшая.Ра́дуйся, Богоро́дицы таи́нниче;ра́дуйся, соиме́нных тебе́ предста́телю.Ра́дуйся, о́тче Никоди́ме, Горы́ Святы́я сла́вное украше́ние.

О Никоди́ме о́тче, Горы́ Афо́нския чу́до и всея́ Це́ркве сла́во, настоя́щее на́ше приноше́ние ми́лостивно приими́ и подава́й всем свет боже́ственный моли́твами твои́ми, яко да при́сно Бо́гови вопие́м: Аллилуия.

(Этот кондак читается трижди, затем 1-й икос и 1-й кондак)

Тел.: +7 495 668 11 90. ООО «Рублев» © 2014-2017 «Рублев»

Авторизуйтесь

Для выполнения действия вы должны быть авторизованы.

ПРЕПОДОБНЫЙ НИКОДИМ СВЯТОГОРЕЦ

Никто не отказался бы взойти на Небеса и наслаждаться нескончаемым блаженством, если бы этого можно было достичь не прилагая усилий и подвига. Все мы готовы быть с Господом во славе Его, но мало найдется тех, кто пребудет верным Ему в скорбях и поношениях. И даже если уже решились идти вслед за Христом, при первой трудности наш ветхий человек начинает вопиять о нарушении своих «прав», о невыносимости такого пути. Он готов, подобно древним израильтянам, вернуться назад к египетским «мясам», готов обернуться вспять, как жена Лотова. И какой тогда требуется труд, чтобы обуздать его, чтобы сохранить верность Господу и не бросить взятого креста! Тем, кто переживает подобное, адресована эта книжка в напутствие и укрепление. Только узким путем войдем мы в Царство Небесное; только с приложением усилий, по неложному слову Господа, только многими скорбями, только отвергшись себя и возненавидев душу свою, в скверне греховной валяющуюся, возможем мы пронести до конца свой крест…

3 июля (переходящая) – Собор Афонских преподобных

Жизнеописание преподобного Никодима Святогорца

Святой Никодим родился в Греции, на острове Наксосе, в 1749 году. Во святом Крещении он получил имя Николай. Родители его, Антоний и Анастасия Калливурсисы, были люди благочестивые и добродетельные. Впоследствии Анастасия приняла монашеский постриг в одном из греческих монастырей. Рос Николай мальчиком очень смышленым и внимательным, однако шумных детских компаний избегал и тем хранил свою душу от дурного влияния мира. Он выделялся среди детей своей удивительной сообразительностью, наблюдательностью и хорошей памятью. Первым учителем отрока Николая был приходской священник, который научил его не только грамоте, но и любви ко Христу, Его Святой Церкви и вообще ко всему полезному для спасения души. С благоговением и усердием помогал отрок благочестивому батюшке при совершении Литургии и других священнодействий.

Столь хорошо подготовленный им, Николай поступил в школу Наксоса. Там он изучал Закон Божий под руководством добродетельного и мудрого учителя — архимандрита Хрисанфа, брата известного священномученика Космы Этолийского. Юный Николай горел желанием продолжить образование. В шестнадцать лет он вместе со своим отцом отправился в Смирну, где поступил в городскую греческую школу, известную высоким уровнем знаний и преподавания. В этой школе юноша Николай проучился пять лет. Он преуспевал в учебе и поражал преподавателей своими способностями. Для не справлявшихся с уроками сверстников он стал дивным наставником, разъясняя и обучая их тому, чего они не поняли на занятиях. За это товарищи очень любили его. В школе Николай выучил латинский, итальянский и французский языки. Изучил, разумеется, и древнегреческий, причем так, что знал этот язык в совершенстве во всех его вариантах и исторических разновидностях. Кроме того, был у него от Господа дар в самой доступной форме излагать смысл священных текстов, так что они становились понятными и для неграмотных простецов.

В 1770 году, когда турки начали гонения на христиан, Николай вернулся на родину, на остров Наксос, где стал секретарем митрополита Анфима (Варды), который мудро и терпеливо готовил его для дальнейшего служения Господу. Так он прожил на Наксосе пять лет, когда Господь послал ему встречу с благочестивыми святогорскими иеромонахами Григорием и Нифоном и монахом Арсением. Это были люди, преуспевшие в добродетели и подвиге. Они рассказали Николаю о монашеской жизни, о равноангельском жительстве подвижников на Святой Горе и посвятили его в тайну умно-сердечной молитвы. От встреч и бесед с ними в сердце Николая возгорелось желание уйти на Афон. Встречи же с митрополитом Макарием и старцем Сильвестром еще более укрепили его в стремлении к монашеству.

В 1775 году, получив от старца Сильвестра рекомендательное письмо, он принял окончательное решение отправиться на Святую Гору, отрекшись от мира и себя самого и желая, по словам Господа, понести крест свой. . Когда Николай спустился к морю, он увидел судно, готовившееся к отправлению на Святую Гору. Он прославил Господа, видя, как быстро осуществляется его желание, и попросил капитана взять его на судно. Капитан обещал, что позовет его, когда корабль будет готов к отплытию. Однако Господь послал Николаю испытание: корабль отплыл, а про юношу забыли. Видя уходящее судно, Николай начал в отчаянии кричать и подавать знаки, напоминая о себе, а когда увидел, что это не помогает, то прыгнул в воду и поплыл к судну. Только тогда матросы заметили его и повернули корабль. Когда Николай добрался до Святой Горы, он испытал радость несказанную. Первым делом, по совету старца Сильвестра, он отправился в монастырь святого Дионисия, Дионисат, где в то время подвизалось множество преподобных мужей, украшенных всевозможными добродетелями, скромностью и благодатными дарами. Николай был поражен их богоугодной жизнью и остался в этой обители. Здесь его и постригли в монашество с именем Никодим. Братия Дионисата знали о прекрасном образовании и обширных познаниях Никодима. Немалое уважение внушали им и точность в соблюдении всех уставов общежития, и смиренный нрав новоначального монаха. Поэтому вскоре он был назначен чтецом и письмоводителем монастыря.

В 1777 году Святую Гору посетил святитель Макарий, митрополит Коринфский. Он остановился в келье святого Антония, куда пригласил преподобного Никодима и посоветовал ему отредактировать для издания духовные книги «Филокалия» («Добротолюбие») и «Евергетинос» («Благодетель») и написанную им книгу «О Святом Причащении». Святитель Макарий прозрел духовный дар Никодима и направил его на духовный подвиг, который впоследствии явил блаженного подвижника великим светильником Церкви и учителем вселенной. Святой Никодим начал с «Добротолюбия», которое он внимательно изучил, изменил, где это было необходимо, его построение, составил краткое жизнеописание каждого духовного писателя и снабдил книгу чудесным предисловием. Затем он отредактировал «Благодетеля» по рукописям, которые находились в монастыре Кутлумуш, и составил предисловие к этой книге. И, наконец, святой Никодим отредактировал и дополнил книгу «О Святом Причащении». Все его труды святитель Макарий затем взял и отвез в Смирну, чтобы там издать.

Блаженный Никодим после отъезда святителя остался в Карее, в келье во имя святого Георгия, принадлежавшей Великой Лавре. Там он за год переписал книгу «Алфавит», написанную в стихах преподобным Мелетием Галисиотом, исповедником. Затем он возвратился в свой монастырь. Ища уединения, святой Никодим некоторое время жил в келье святого Афанасия, где проводил время в духовном чтении, непрестанной молитве и переписывании книг. А когда с Наксоса приехал на Святую Гору добродетельный старец Арсений Пелопоннесский (тот самый, который некогда вместе с митрополитом Макарием подвигнул юношу Николая к монашескому подвигу) и поселился в скиту монастыря Пантократор, святой Никодим пришел к нему и стал его послушником.

Там, в скиту, духовный подвиг блаженного достиг своего высшего развития. Он предался безмолвию, которого так жаждал, поучаясь ночью и днем в законе Божием (Пс. 1), в богодухновенных писаниях и в творениях богомудрых отцов Церкви. И кто поведает о подвигах инока, который полностью отрекся от себя, оставил всякую заботу о земном, умертвил плотское мудрование постом, непрестанной молитвой и другими злостраданиями подвижнической жизни? И кому откроется Божественная радость, наполнявшая его душу и сердце, просвещавшая ум светом небесным? Как новый Моисей, восшел он на гору добродетелей и в светящемся облаке духовного созерцания увидел, насколько это возможно для человека, невидимого Бога, услышал неизреченные глаголы. Он стал богом по благодати и Ангелом во плоти. За столь высокую и богоугодную жизнь он исполнился благодати и премудрости, получив от Бога дар учения, явился светильником Соборной Православной Церкви и необоримым борцом со всякой ересью и инославными учениями. Его святая рука, как «трость книжника скорописца» (Пс. 44:1), написала множество писем и святых книг, духовных песнопений и гимнов. Писал он и службы святым угодникам Божиим.

Примечателен следующий случай. Однажды преподобный Никодим был избран для беседы с католиками, приехавшими на Святую Гору. Как всегда, Никодим был в лохмотьях и лаптях. Католики стали протестовать и возмущаться тем, что им, ученым мудрецам, будет отвечать какой-то нищий простец. Никодим начал беседу. Слушатели, удивленные силой и мудростью его слов, спросили, есть ли на Афоне другие иноки, подобные их собеседнику. И святой отец ответил им: «Целое множество, я — последний из них».

В 1782 году старец Арсений из принадлежащего Пантократору скита перебрался на маленький остров Скиропулос, расположенный рядом с Афоном. За ним последовал и Никодим. Условия жизни там были очень трудные, так что подвижникам приходилось переносить немало лишений. У Никодима не было даже книг, но это не мешало ему исполниться неизреченной радости, пребывая в умной молитве, просвещавшей его ум неземной мудростью. Не имея, как сказано, с собой никакой литературы, он по просьбе своего двоюродного брата, епископа Иерофея, начал писать книгу, полную Божественной и человеческой мудрости, основанную на творениях как Святых Отцов, так и внешних философов; книга эта называлась «Поучительное руководство», поскольку в ней излагалась наука и советы о том, как хранить чувства, мысли и сердце. Труд сей указывает как на богатство благодати Божией в блаженном, так и на его изумительную память, поскольку он писал его в пустыне, не имея под рукой никаких источников, а «Руководство» между тем полно цитат и ссылок на книги, которые он помнил наизусть. Память преподобного была поистине необыкновенной. Однажды в Великую Субботу святой Никодим пришел в храм Протата, чтобы причаститься Святых Таин. Служившие в храме канонарх и чтец договорились спрятать Триодь, чтобы вынудить преподобного сказать пророчества наизусть. И действительно, когда подошло время чтения пророчеств, на клиросе произошло замешательство: не было книг. «Учитель, просим вас, начните пророчества, чтобы не было смущения в церкви», — обратились к нему служившие в алтаре монахи. Он, не подозревая их лукавства, начал по своему милосердию произносить пророчества наизусть, удивляя отцов и тех служителей, которые в алтаре следили по Триоди и поражались точности произносимых наизусть пророчеств и тому, что, когда кончалась страница, учитель неосознанно делал жест рукой, как бы переворачивая лист книги, которой у него небыло. Пророчества он читал около часа, и изумление окружающих было неописуемо. А святой Никодим и не подозревал, что он сделал нечто достойное удивления.

В 1783 году преподобный Никодим вернулся на Святую Гору и был пострижен в великую схиму старцем Дамаскиным. Немного спустя он поселился в купленной им каливе, находившейся над церковью скита Пантократора. Через год он взял себе в послушники одного своего соотечественника, Иоанна, нареченного в постриге Иерофеем, который прослужил ему шесть лет. Там блаженный Никодим жил уединенной жизнью, собирая мед благодати и уча всех, приходивших к нему за наставлением. По совету вновь прибывшего на Святую Гору митрополита Макария он занялся редактированием и подготовкой к изданию творений Симеона Нового Богослова. Также он отредактировал «Эксомологитарион» (книгу об исповеди), собрал и украсил «Феотокарион» (книгу о Богородице), «Невидимую брань», «Новый мартирологий» (сборник житий новомучеников) и «Духовные упражнения». Эти книги полны Божественной благодати и мудрости и учат избегать греха, приносить искреннее покаяние, противостоять диавольским искушениям, подвизаться в добродетелях. Тогда же, по совету учителя Афанасия Парийского и митрополита Илиупольского Леонтия, святой Никодим собрал по библиотекам Афона и приготовил к изданию труды святителя Григория Паламы и послал их в венскую типографию. Но, к несчастью, эти многоценные рукописи оказались утеряны: типография была закрыта и разграблена из-за издания обращенных к грекам революционных листовок. Среди захваченных властями материалов были и рукописи святителя Григория, которые латиняне уничтожили как противные им по духу. Когда весть об этом дошла до Никодима, он плакал о потере этих замечательных трудов навзрыд, сознавая, какую большую пользу могли они принести благочестивым христианам. После этого на Святую Гору пришел ученый иеромонах Агапий. По совету с ним, блаженный Никодим начал работу над систематизацией и толкованием канонов Церкви, необходимых для руководства не только духовенства, но и любого благочестивого христианина. Этот многоценный труд, законченный с помощью иеромонаха Агапия, был назван «Пидалион» («Кормило»), поскольку он направлял и руководил Церковь Христову. Завершив работу над книгой, блаженный Никодим послал ее на рассмотрение в Константинополь. Через год патриарх Неофит, получив о книге одобрительные отзывы от митрополита Коринфского Макария и митрополита Парийского Афанасия, дал ей соборное одобрение. Книга была отослана святому Никодиму. Поскольку средств на ее издание у него не было, монахи Афона провели сбор пожертвований и вырученные деньги вместе с рукописью передали архимандриту Феодориту из Янины, прося его позаботиться об издании книги в Венеции.

Новое испытание ожидало преподобного Никодима: Феодорит оказался лукавым лжебратом. Среди толкований и разъяснений канонов он кое-что вычеркнул, а взамен добавил кое-что свое в защиту инославных верований, чуждых учению Православной Церкви, так что эти добавления совершенно извратили труд Никодима в восемнадцати местах. Когда блаженный Никодим увидел эти искажения, которые могли ввести православных христиан в заблуждение, он был сильно огорчен и долго не мог после этого обрести покоя. В сильной скорби провел он два месяца в келье братьев Скуртеосов, затем поселился у старца Сильвестра в келье во имя святого Василия. Там он продолжил духовные подвиги, написал труд «Христианская этика», отредактировал «Надгробные песнопения». Закончив эти труды, святой Никодим ушел из кельи святого Василия из-за сложностей, возникших в его отношениях с послушником старца Сильвестра, и водворился в монастыре Пантократор. Но затем любовь к уединению побудила его поселиться в пустынной каливе рядом с кельей во имя святого Василия. Там он жил, как Ангел во плоти, не имея даже и насущного хлеба. Помогали ему братья Скуртеосы, часто приглашавшие его на трапезу. Но и тогда, даже и настрадавшись от голода, он готов был забыть о еде и начинал беседу, если кто-либо задавал ему духовные вопросы, так что старцу кельи приходилось просить блаженного Никодима остановиться, чтобы дать внимавшей красноречию преподобного братии возможность закончить трапезу. В этой пустынной каливе преподобный Никодим отредактировал Молитвослов, второй «Эксомологитарион» (книгу об исповеди), а затем принялся за труды по экзегетике. Он растолковал четыре послания апостола Павла и семь соборных посланий, перевел и растолковал «Толковую Псалтирь» Евфимия Зигабена и девять песен Священного Писания. Этот свой труд святой старец назвал «Сад Благодати». Все его толкования полны глубоких богословских мыслей и нравственных поучений.

Что сказать о всех искушениях и гонениях, какие претерпел этот великий светильник Церкви? В то время как он подвизался и писал по откровению свыше свои духовные книги, он испытал столько неправедных обид от необразованных людей и от невидимых врагов — бесов! О первых святой ничего не говорил, поскольку, считая их за истинных братьев и своих благодетелей, он все терпел и прощал всем от всего сердца. Невидимые же его враги часто по ночам, когда он бдел и писал, начинали громко разговаривать под самым окном кельи. Преподобный не обращал на них никакого внимания, а нередко и смеялся над их безумными и бесстыдными выходками. Однажды ночью, когда он еще жил на острове Скиропулосе, он услышал такой шум, что подумал, будто упала стена, находившаяся рядом с их каливой. Наутро он увидел, что стена стояла на месте. В другой раз он отчетливо услышал голос: «Этот писака». Иногда он слышал стук в дверь каливы. Когда он толковал тридцать четвертый псалом, стих шестой: «Да будет путь их тьма и ползок, и Ангел Господень погоняяй их», то услышал такой шум, как будто проходило целое войско. Бесы предпринимали все для того, чтобы испугать блаженного Никодима. И надо сказать, в самом начале своих подвигов он был очень боязливым, так что, когда ложился спать, оставлял дверь кельи открытой, чтобы при надобности позвать братий. Но когда святой Никодим стал жить в уединении, он настолько укрепился благодатью Божией, что все эти страхования бесовские почитал за шалости и «стрелы младенцев».

Так проходила в подвигах жизнь старца. Бедствиями и искушениями был он испытан, «как злато в горниле» (Притч.17:3), и ярче солнца воссияли его добродетели. В последние годы своей жизни преподобный Никодим перебирался с места на место, занимаясь изучением разных списков и рукописей, хранившихся в монастырях Афона. Он писал и жил укреплявшим его Христом, так что мог сказать вместе с Павлом: «Живу же не ктому аз, но живет во мне Христос» (Гал.2:20). За семь лет до кончины блаженного его труды переписал монах Кирилл Кариофаллис, составивший и список его семнадцати работ и их изданий.

Слава о добродетелях и мудрости этого великого отца Церкви разнеслась повсюду. Те, кто нуждался в духовном руководстве, спешили к нему за утешением и советом. Уязвленные грехами, оставив своих архиереев и духовников, стекались к Никодиму не только из скитов и монастырей, но и из разных стран и окраин, чтобы увидеть его и получить от него наставление. Этот подвиг духовного окормления вместе с обычными молитвами, бдениями и другими подвигами, которых преподобный Никодим не оставлял, подорвали здоровье старца и вынудили его укрыться в келье иконописца Киприана.

Уже незадолго до кончины он собрал трехтомный Синаксарий, истолковал каноны Господских и Богородичных праздников («Иортодромион»), истолковал степенны Октоиха («Новая лествица»). И, наконец, написал «Исповедание моей веры» — в обличение злостных нападок, которым он подвергался со стороны некоторых неблагонамеренных монахов Афона. Всю свою жизнь святой Никодим провел в духовных подвигах и написании душеполезных книг. Единственной заботой его было исполнять волю Божию и приносить пользу ближнему. Приняв от Господа талант, он возрастил его, как верный раб. Он не носил другой обуви, кроме лаптей, не имел ни смены одежды, ни своего жилища, но жил по всей Святой Горе, почему и назван был Святогорцем. Почувствовав приближение кончины, преподобный вернулся в келью Скуртеосов. Он сильно ослаб, затем у него развился паралич. Готовясь к отшествию из этого мира, он исповедался, соборовался и ежедневно причащался Божественных Таин. 14 июля 1809 года блаженный Никодим предал в руки Божии душу свою, которая водворилась в селениях праведных среди преподобных и богословов, и теперь он видит лицом к лицу Того, Кому всю жизнь служил на земле и Кого прославлял в своих трудах.

Оценка 3.8 проголосовавших: 27
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here