Молитва святого герарда

Данная статья содержит: молитва святого герарда - информация взята со вcех уголков света, электронной сети и духовных людей.

Молитва святого герарда

Молитва св. Герарда о достоинство женщин.

О, святой Герард, Ты так горячо возлюбил наипрекраснейшую из женщин, Непорочную Деву Марию и через Её образ смотрел на всех женщин. Услышь, просим, наши мольбы, и своим ходатайством у Пресвятой Матери помогай нам в заботах о всемирном уважении достоинства женщин. Как усердный монах, Ты помогал духовно и материально девушкам, которым грозило сбиться с пути. Испроси преображение совести людей, чтобы все, руководствуясь страхом Божьим, умели найти в сердце каждой женщины святой храм Бога. Аминь.

(Отче наш, Радуйся Мария, Слава Отцу…)

В защиту жизни

Святой Герард – Заботливый опекун матерей! Бог, по своей доброте, одарил Тебя необыкновенным даром – распознавать души, читать и познавать, что творится в сердцах людей. Поспеши с помощью и, своим заступничеством у Милосердного Бога, усмири тревогу, страх и безнадежность многих матерей, одиноко борющихся среди трудных проблем современной жизни. Выпроси для них нежное и отважное сердце, чтобы, проявляя огромную материнскую любовь, приняли с радостью всех детей, которыми Бог захочет их одарить. Аминь.

(Отче наш, Радуйся Мария, Слава Отцу…)

Молитва св. Герарда о христианском достоинстве

О, святой Герард, благодарим пресвятого Бога за то, что выбрал Тебя среди тысячи других людей, как особенного почитателя Иисуса Христа, нашего Искупителя. Ты так умел ценить и уважать в себе достоинство Божьего ребёнка! С великим стыдом мы смотрим на извилистую дорогу нашей жизни, когда мы отходили от Бога, пренебрегая Его любовью ради мимолётной, грешной прихоти. Испроси для нас у Господа силы и помощь в минуты искушения, для победы над нашими слабостями. Будь нашим заступником перед Иисусом и Марией. Помогай нам всегда достойно, искренне и чистосердечно переживать таинство исповеди. Аминь.

(Отче наш, Радуйся Мария, Слава Отцу…)

Источник духовной силы

О, святой Герард, Ты пылал горящей любовью к Иисусу, укрытому в Пресвятом Таинстве. Испроси для нас благодать, чтобы мы достойно, с благоговением, принимали святое Причастие и с огромным желанием шли к алтарю, чтобы соединится с нашим Господом и Творцом, с нашим Исцелителем и Пастырем. Иисус-Спаситель отдал свою жизнь через мучительную смерть на кресте, чтобы открыть нам врата небес. По примеру твоей набожности, мы хотим горячо участвовать в каждой Святой Мессе, в которой Иисус обновляет свою жертву и уделяет нам, грешным людям, плоды своего Искупления. Будь нам помощником и проводником в поисках духовной силы в Господе нашем Иисусе Христе. Аминь.

(Отче наш, Радуйся Мария, Слава Отцу…)

Copyright © Редемптористы. Конгрегация Святейшего Искупителя, 2011

Молитва святого герарда

МОЛИТВИ ДО СВЯТОГО ГЕРАРДА

Молитва про материнство

Ти, ще коли жив на землі, завжди виконував Божі наміри, тож і мені допоможи сповнити святу Божу Волю.

Через Тебе благаю Творця життя, від Якого всі предки походять: зробити мене плідною в наслідстві та допоможи мені так виховати дітей, щоб вони стали спадкоємцями Небесного Царства і Божої слави в майбутньому віці.

Молитва про особливу ласку

Заверши, Господи, Твоє діло для більшої розбудови Святої Церкви, прослав його перед людьми і, задля його заслуг у сполуці із заслугами Ісуса й Марії, обдаруй мене ласкою, про яку я Тебе благаю (назвати яку).

А Ти, мій могутній Посереднику, який завжди помагав усім, які відкликались до Тебе, молись теж за мене. Впади перед престолом Божого Милосердя і не відступай від нього, доки не будеш вислуханий.

Тобі я довіряю це важке й невідкладне діло, прийми ласкаво мою справу в Свої руки й дозволь мені доти не припиняти цієї триднівки доки я в якийсь спосіб не переконаюся в успіху Твоєї опіки.

Даруй мені ласку, щоб я, через Господа нашого Ісуса Христа, будучи скріп¬лений на тілі, старався(лась) оминати гріхи й покинув(ла) мої грішні пристрасті та душевні немочі, які ведуть багатьох до вічної погибелі.

Молись теж за матерів, щоб вони цінили великий привілей материнства й виховували дітей у святій любові та страсі Божому, спасаючи свої власні безсмертні душі, й поширюючи честь і славу свого Творця, через Господа нашого Ісуса Христа.

Молися за нас, Святий Ґерарде, щоб ми удостоїлись Христових обітниць.

Всемогутній і Вічний Отче Небесний, який у Своєму всезнаючому Провидінні зволив винищити Святого Ґерарда, щоб він був славним Опікуном матерів і їхніх ще ненароджених дітей, зроби, благаємо Тебе, через могутнє заступництво Твого слуги, аби всі диявольські сили, що нищать життя людей, були навіки стерті з лиця землі, щоб християнська родина могла розвиватись на честь і вічну славу Твого Святого Імені.

Про це ми просимо через заслуги Господа нашого і Спасителя Ісуса Христа, Твого Сина, Який живе і царює з То¬бою і Святим Духом як Бог цілу вічність.

Богородице Діво. (3 рази)

Слава Отцю. (3 рази) — 100 днів відпусту

Подай йому (їй) ласку щирого навернення, щоб він (вона) міг (могла) завжди оминати дорогу погибелі.

Згадай, що перетерпів Ісус Христос, щоб відкупити цю бідну душу.

Не дозволь, щоб заслуги Ісуса Христа були для нього (неї) втрачені. Не дозволь дияволові тримати її далі в ярмі.

Вирви від нього(неї) душу, яка не належить йому(їй), й приверни її до Ісуса, її вірного Господа й Владики. Вислухай мене, благаю Тебе, і в цьому наміренні жертвуй Христові Його власні страждання разом з терпінням Марії, Його Непорочної Матері.

Де я не повернуся, зустрічаю тільки слабість і нещирість.

Тому я відкликаюсь до Тебе, о люб’язний Брате, Ти такий могутній у небі: поможи ж мені ласкаво, щоби, будучи звільненим від журби, я міг славити Христа, дякувати й служити Йому з ще більшою любов’ю і ревністю.

Нехай Христова любов, Пресвята Євхаристія і Непорочне Зачаття Марії, сторожі твоєї ангельської чистоти на землі, також зберігають і охороняють мене у боротьбі, яку я вестиму, щоби відчувши, подібно як Ти, святу радість чистоти тут на землі, могти втішатися з Тобою блаженством, застереженим для чистих душ у Раю.

Ми благаємо Тебе про цю ласку, о співчуваючий Брате, через ту власну любов, якою Ісус і Марія оточили Твоє дитинство.

Молитва святого герарда

Благодаря моему другу Радке

crusnik_05 я открыл для себя потрясающего человека – святого Жерардо Майеллу.

Честно говоря, давно меня так не прошибало от житий святых. А молитва ко святому Жерарду – это нечто!.

Жизнь св. Жерардо, как и жизнь других великих святых, вызывает некоторое недоверие. Не укладывается в голове, что можно так глубоко верить в Бога, Евангелие сделать законом своей жизни, а жизнь понимать, как неустанное прославление Бога. Именно такой была жизнь св. Жерардо – с самого начала, с детства переполненная стремлением служить Богу

Началась она 6 апреля 1726 года в Муро-Лукано, в бедной семье. Мать была простой набожной женщиной, отец работал портным. Жерардо воспитывался со старшими сёстрами – Бригидой, Анитой и Елизаветой. Жерардо был исключительно религиозным ребёнком. Родители и соседи не раз восхищались его молитвой и пением. Уже первые агиографы Жерардо сообщают о сверхъестественных событиях в его жизни, причём начиная с раннего детства. В школе оказалось, что Жерардо был «чудом». Учиться он начал в 7 лет. Быстро выучился читать и писать. Его способности были так заметны, что учитель просил маленького Жерардо «подтянуть» более слабых одноклассников. Жерардо имел исключительное влияние на своих товарищей. Вместо того, чтоб пособничать в драках и баловстве, «тянул» их в церковь, к доброму Иисусу, «узнику дарохранительницы», как тогда говорили.

Жерардо страстно жаждал Евхаристии. Во время Пресуществления он склонялся до земли, лишь на мгновение подымая взгляд, чтоб «пожирать» глазами Пресвятых Иисуса и Деву Марию. Но ему было лишь 8 лет, и нужно было ждать ещё два года. Жерардо не мог так долго сдерживаться, и однажды вместе с остальными он идёт к алтарю, опускается на колени. Однако священник, видя детское личико, проходит мимо, при этом отчитав мальчика: «Причастие – не игрушка для детей». Слышно было потом, как маленький Жерардо плачет где-то в углу церкви. Видя такую любовь, Иисус не мог ждать два года, как того требовал закон. Ночью, когда Жерардо плакал в своей кроватке, навестить его прибыл необыкновенный посланник. Комната наполнилась сиянием, и сам св. Михаил, которого наш маленький святой так почитал, подал ему святое причастие из дарохранительницы. Жерардо рассказывал об этом на второй день, и вряд ли это были вымыслы малыша, которому что-то приснилось, если он подтверждал этот случай и двадцатью годами позднее. Официально к первому причастию Жерардо приступил в 10 лет. С тех пор он мог приближаться к Алтарю Господню трижды в месяц, а затем два или три раза в неделю[1]. В те годы он часто налагал на себя епитимьи и в много постился.

В 1738 г. умер отец Жерардо. Жерардо было 12 лет, однако он был вынужден взять исполнение обязанностей взрослого в свои ещё детские руки. Итак, он берётся за иглу, нитки и ножницы. Ему пришлось попрощаться с мечтой о монашеской жизни. Мать решила, что он будет учиться портновскому ремеслу. Из послушания, по примеру Иисуса, Жерардо на время остаётся у портного Мартина Паннуто.

Сам мастер не был плохим человеком, но держал работника, довольно наглого и грубого субъекта. С первого дня он относился к Жерардо с предубеждением и злобой. Часто его бил, насмехался над ним, оскорблял. Жерардо молчал, что приводило работника к ещё большей злости. Однако об этом никто не знал, и вряд ли узнал бы, потому что Жерардо сносил всё молча, никому не жаловался, и даже защищал своего гонителя. Когда однажды как раз во время такого очередного избиения Жерардо упал на пол под стол, произведя при этом немалый шум, мастер вошёл в помещение и спросил, что происходит. Тогда Жерардо не выдал обидчика, говоря, что упал со стола сам. Однако случай позаботился о том, чтобы правда вышла на свет. Как-то Паннуто неожиданно вошёл в мастерскую и стал свидетелем того, как работник издевается над своей жертвой. Хозяин наконец прозрел и выгнал работника.

В этой истории проявляется то, с чем мы столкнёмся ещё не раз: смирение, послушание и самоотверженность Жерардо, развитые до крайности; крайности, которая может не только удивлять, но и шокировать. Встаёт вопрос о смысле таких принципов. Можно суверенностью утверждать, что они не вытекали из природной уступчивости и мягкости характера Жерардо или его жизненной несамостоятельности. Святые люди – не слабые люди (ср. Мф 11,7-8). Жерардо выбрал такой путь сознательно. Вряд ли мы совершим ошибку, если припишем ему, как выбранные в качестве жизненного девиза слова: Если не обратитесь и не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное. Итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном (Мф 18,3-4) и Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе. Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба (. ) смирил Себя, быв послушным даже до смерти. (Флп 2,5-8). Жерардо вступил на ту же дорогу, по которой позднее пошли св. Тереза из Лизьё («духовность младенчества Божьего») и Карл де Фуко («духовность последнего места»). Жерардо по примеру Иисуса отказался участвовать в той повсеместной борьбе, которую ведут между собой «дети мира сего»: борьбе за первое место, за наибольшее влияние, за большее богатство. А радикальность своего отказа выразил в добровольном унижении, в сознательном согласии на последнее место, в подчинении воле других, в которой видел воплощение воли Божией. В этом, собственно, и заключается детство Божие – в сознательном выборе такого образа жизни, который ребёнок ведёт неосознанно и самопроизвольно. В этом контексте следует рассматривать и чудотворные способности, которыми Бог одарил Жерардо. Ребёнок воспринимает чудо, как нечто очевидное и само собой разумеющееся. В мире невинности и безгрешности чудо – явление такое же «естественное», как свет солнца, когда нет туч. «Неестественны» тучи, заслоняющие солнце и препятствующие его лучам.

Через некоторое время портной сообразил, что у него в обучении – истинный чудотворец, и рассказывал такую историю: пришёл клиент на примерку. Однако сшитая одежда оказалась тесна. Смутившийся портной, не зная, что делать, предположил, что неверно снял мерки. Жерардо заметил, в каком трудном положении оказался его хозяин, и говорит: Ничего страшного. Берёт одежду, расправляет её и растягивает вдоль и поперёк. Примерьте теперь. Клиент, мгновение поколебавшись, берёт злополучное шитьё – а оно сидит, как влитое!

Проведя три года за работой в швейной мастерской синьора Паннуто, Жерардо становится квалифицированным портным. Ему уже 15 лет. 5 июля 1740 г. он принимает таинство миропомазания. Принятие Духа Святого способствует созреванию в его сердце решения: «Буду монахом». Жерардо хорошо знает капуцинов. Брат его матери, о. Бонавентура Галлела – супериор провинции Люкания; он наверняка примет племянника. Увы. Дядя утверждает, что Жерардо слишком молод и слаб, и не принимает его в монастырь. А чтобы утешить и поддержать юношу, дарит ему новую одежду. У монастырских дверей Жерардо встречает полуголого нищего, Христа ради просящего о какой-нибудь поддержке. У меня есть то, что тебе нужно! – говорит Жерардо и снимает только что полученное от дяди платье. Сам облачается в тряпьё нищего и так идёт домой.

Не принятый в монастырь, он устраивается работать у епископа Лакедонии монс. Клаудио Альбини слугой. Преподобный известен своим трудным характером, так что знакомые сочувствуют Жерардо, которому досталась такая тяжёлая должность, и предсказывают, что, скорее всего, он на ней долго не задержится. Епископский дворец, пустой и тихий, становится местом постоянного умерщвления плоти, молитв, ночных бдений и покаяний шестнадцатилетнего слуги. Когда кто-нибудь пытался узнать у Жерардо что-нибудь о его хозяине, он отвечал: Он меня любит и я его тоже очень люблю. Хочу всю жизнь ему служить. Это всё, что можно было из него вытянуть. 30 июня епископ умирает. Опечаленный Жерардо возвращается к матери.

Снова Жерардо просит о приёме в орден капуцинов. Ему снова отказывают, поскольку считают слишком слабым для трудностей монашеской жизни. И он решает жить, как отшельник. Уговаривает своего друга и с уставом, написанным им самим, они отправляются в горы. Однако товарищ Жерардо выдерживает лишь сутки, а сам он, истосковавшись по Евхаристии, возвращается через 4 дня. Его исповедник запрещает ему впредь такие практики.

Жерардо возвращается к портняжному ремеслу. Сначала, чтобы приобрести опыт, один год работает у мастера Меннона, а затем, в конце 1745 г., открывает собственную мастерскую. В поисках заказов часто путешествует со своим «заведением» по округе. Его доброта и учтивость скоро стали известны всем. Бедняки не платили ему ничего или платили очень мало, но и тем он делился с нищими. Полученные деньги разделялись на три части: одна для матери на содержание, другая – убогим, а третья – на заупокойные мессы. Однако по изданному в неаполитанском королевстве декрету маленькое предприятие Жерардо обкладывалось слишком высокими налогами, и его пришлось закрыть. Жерардо нанял портным Люка Мальпеде, который открыл интернат в Сан-Феле, в 10 км от Мурано. Там на долю Жерардо выпали новые испытания и тяготы: его били и унижали как ученики, так и сам директор интерната.

Святой ушёл оттуда. Теперь он был сам себе хозяин, время было в его распоряжении, и он прислуживал на святой мессе столько раз, сколько она совершалась. У своего родственника, ризничего, Жерардо попросил ключи от церкви, чтобы иметь возможность находиться в ней в любое время. Здесь биографы всегда присовокупляют описания многочисленных нападений сатаны, который, не в силах повредить души святого, атаковал его физически, бросая в него подсвечники и скульптуры или принимая облик зверя[2].

Когда Жерардо исполнился уже 21 год, в кафедральном соборе произошло знаменательное событие. Во время приготовлений к майской процессии с фигурой Девы Марии в порыве молитвенного подъёма встал с колен и у всех на глазах одел на палец Мадонны колечко, говоря:

– Вот я и обручился с Мадонной.

Этому «обручению» он останется верен всю жизнь.

В один из августовских дней 1748 г. в Муро прибыли два монаха: отец Гарзилли и брат Онуфрий Рикка. У них заплатанные сутаны, выцветшие шляпы, стоптанные башмаки и измождённые лица. Это лигуориане, называемые также редемптористами, поскольку взяли себе прозвание от Святейшего Искупителя (по латыни – Redemptor). Они приехали собирать пожертвования на строительство нового монастыря в Матердомини. Их бедность, смирение и простая жизнь произвели сильнейшее впечатление на Жерардо. Он поговорил с братом Онуфрием и тоже захотел стать одним из братьев-монахов. Однако достопочтенный брат видит в Жерардо лишь его необыкновенную худобу и утверждает, что с таким здоровьем тот не выдержит монашеского образа жизни: много постов и молитв, ещё больше работы, мало сна и ещё меньше еды. Жерардо, несмотря ни на что, напирает: буду редемптористом. Всё же ему приходится ждать миссий, которые лигуориане будут проводить в Муро весной будущего года.

В воскресенье 13 апреля 1749 г. четверо миссионеров святейшего Искупителя начали миссию в Муро. Их настоятелем был о. Паоло Кафаро. Жерардо, увлечённый их святостью, служит им, пытаясь добиться места среди них, и однажды просит принять его в Конгрегацию. Но все отцы придерживаются мнения, что щуплый парень не выдержит и 4-х дней. Да и мать просит не причинять ей боли своим уходом. К слёзным уговорам вдовы присоединилась и сестра Жерардо Анита. А мать даже ходила к о. Кафаро просить, чтоб не принимал сына.

– Будьте покойны, синьора, – отвечал тот, – я не принял его и не приму. Но настроен он решительно. Так что заприте его и присматривайте за ним, когда мы будем уезжать.

4 мая отцы уезжали. О. Кафаро поглядывал, не идёт ли за ними маленький портной. Ещё ночью мать заперла его комнату и вместе с Анитой сторожила у двери. Ждали долго, чтобы миссионеры отъехали подальше от Муро. Когда же открыли дверь – онемели от изумления: Жерардо не было. Осталась лишь записка: Я ухожу, чтобы стать святым. Забудьте обо мне! Окно было расположено настолько высоко, что побег полагали невозможным. И не предполагали, что любовь делает людей акробатами и даёт им крылья.

Миссионеры доехали уже до Ателла, как вдруг услышали позади крик Жерардо. Что за упрямец! Снова за своё: Примите меня в свою Конгрегацию! О. Кафаро отвечает: Я тебе уже сто раз говорил: ничего не выйдет! Наша Конгрегация не для тебя. Ему вторят остальные отцы. Едут дальше, и Майелла за ними. Так начался многодневный поединок между несгибаемым настоятелем и столь же несгибаемым послушником. Жерардо разрывается на части, чтобы как можно лучше услужить миссионерам. Помогает на кухне, в ремонте одежды. Однако о. Кафаро всё время отказывает.

– Ладно, отче. Тогда я останусь на всю жизнь у вашего порога вместе с нищими. «А ведь он так и сделает», – думают отцы. Видя такой оборот, о. Кафаро соглашается и посылает Жерардо в дом редемптористов в Делицето с мыслью, что его всё равно отправят назад. И пишет настоятелю о. Лоренцо д`Антонио такое письмо: Посылаю к вам послушника, совершенно непригодного к какой бы то ни было работе ввиду слабого здоровья. Скорее всего, это лишь ещё один рот к нашему столу. Но отбиться от него я не смог. Впрочем, в Муро его считают добродетельным юношей. В Делицето Жерардо прибывает 17 мая. Ему 23 года.

Бедный дом, напоминающий руины. Сам основатель, св. Альфонс, пишет о нём: Без хлеба, без вина, сыра, ячменя и без денег. Всё, как говорил брат Онуфрий: мало еды, много работы. Однако Жерардо чувствует себя небожителем: он нашёл, что искал. Настоятель направил новоприбывшего на огород. Сначала многого от него не ждали, но вскоре убедились, что маленький «бесполезный» портной работает за четверых. Он сам требовал себе самые трудные работы. Помогал другим, брался за тяжелейшие задания и ещё находил время разбирать старые стены, добывая камень для строительства дома. В таких условиях он выдержал не «4 дня», а гораздо больше, и дождался времени, когда настоятелем дома в Делицето стал сам о. Кафаро. От насельников монастыря он узнал о необыкновенном Жерардо: о его послушании, его любви ко всем, скрупулёзном исполнении всех правил монашеской жизни, о его духе молитвы и покаяния.

Бог одарил Жерардо так называемой мистической благодатью агонии. В каждый четверг им овладевали страсти Гефсиманского сада. Часто его рвало кровью, а врачи не могли этого объяснить. Всю пятницу он терпел муки, изматывавшие тело и дух. А в субботу в первом часу возвращался к жизни и принимался исполнять обычные обязанности[3].

О. Кафаро назначил ему работу в ризнице. С того дня жизнь Жерардо сконцентрировалась вокруг страстно любимых им «узника дарохранительницы» и Матери Утешения – не только во время ночных молитв (которые практиковал и раньше), но и днём, во время работы.

В дни празднования Рождества 1749 г. Жерардо получил из рук о. Кафаро сутану монаха. Начался его новициат.

Будучи ризничим, Жерардо исполнял также обязанности портного. Это было для него ещё одной возможностью пожертвовать собой для собратьев. Он всегда и всё отдавал им, себе оставляя очень мало или ничего. Кроме этого, его часто видели помогающим людям: то он несёт женщине вязанку хвороста, то корзину с бельём, которое она стирала в реке. Совершал он и немало исцелений.

Как портной, Жерардо был обязан находить и подготавливать комнаты для участников реколлекций. Брат Жерардо на своей "постели"Он отдавал им свою, а сам жил в монастыре, не имея ни кровати, ни комнаты. Ночевал он в каком-нибудь тихом углу в коридоре или в конюшне. Но больше всего он любил нишу в церкви, где стоял мраморный алтарь Божьей Матери Утешительницы. Там за алтарём он сворачивался в клубок под дарохранительницей. Однажды он там заснул и его убежище было «раскрыто». О. Кафаро приказал Жерардо занять какую-нибудь комнатку. Наш братик выбрал себе кладовку без окна или какого-то отверстия, впускающего свет. Сюда он принёс себе «постель»: диковинный тюфяк, наполненный камнями, битым кирпичом и кусками черепицы. Вместе со старым стулом меблировка его кельи этим и исчерпывалась. Но и эта тайна Жерардо оказалась раскрытой. Некоторые даже приходили хотя бы коснуться этого необыкновенного «ложа».

Однажды о. Джиовенале, некоторое время бывший настоятелем новициата, застал брата Жерардо в лихорадке.

– Приказываю тебе встать и браться за работу.

И брат встаёт, без лихорадки, совершенно здоровый.

Через пару дней, перед отъездом отца на апостольский труд, Жерардо приходит к нему и просит:

– Отче, могу я дальше болеть?

– Нет, пока я не вернусь с миссии, не можешь.

Так оно и вышло.

В июле 1752 г. брат Жерардо в церкви Божьей Матери Утешения принёс вечные обеты. После обетов он остаётся в том же доме, в Делицето. Как ризничий, портной и брат «на все руки».

С момента принесения обетов начинается публичная деятельность Жерардо, развернувшаяся в Делицето, Неаполе и Матердомини. Он становится истинным апостолом. Редко случалось, чтобы Жерардо, возвращаясь с дороги, не привёл бы какого-нибудь грешника. На миссиях отцы говорили самым большим грешникам: Сначала найдите брата Жерардо. Он умел привести к исповеди любого. Небыкновенный дар Божий позволял ему проникать в совесть грешников, верно судить, обращать их. Сто миссионеров, говорили отцы, не добились бы стольких обращений.

Другие черты брата Жерардо – огромное послушание и терпение. В 1752 г. происходит событие, подтверждающее эти добродетели Святого. Настоятель конгрегации о. Альфонс Лигуори получает от некой Нереи Каджиано письмо, в котором она тяжко обвиняет брата Жерардо. Лигуори потрясён. Он брата раньше не знал, а все его так хвалили. Итак, он вызывает брата Жерардо, показывает письмо, задаёт вопросы. Но Жерардо молчит. О. Лигуори налагает суровую епитимью: запрет говорить с кем бы то ни было и переписываться, а также запрет приступать к причастию. Не говоря ни слова, Жерардо принял этот приговор. Он отправился в келью и слёг, а когда выздоровел, удалился в Чёрани на покаяние. Там он находится под надзором. Через десять дней, когда результаты наблюдения говорят в пользу бедного брата, о. Лигуори смягчает наказание – теперь Жерардо может причащаться по воскресеньям. В начале июля неожиданное событие меняет дело. О. Альфонс опять получает письмо. Нерея Каджиано, не в силах сносить угрызения совести, отрекается от всего, что наговорила – признаётся, что всё выдумала. Альфонс опять вызывает Жерардо к себе. Спрашивает:

– Сын мой, почему ты не сказал ни слова в защиту своей невинности?

– Отче, как же я мог это сделать, если правила запрещают нам оправдываться, когда настоятели наставляют нас?[4]

Жерардо направляют в Неаполь, к о. Марготта. С той поры Неаполь мог видеть двоих оборванных монахов в линялых шляпах и соптанных башмаках. Они напоминают мелких воришек с базара, в действительности же проходят тут «курс святости». Они одинаково любят долгие бдения, одинаково самотверженны – и с нищими, и в больнице для неизлечимых. Отец постоянно «забывал» распорядиться о еде, брат «забывал» её приготовить. Питались супом для нищих у ворот дворцов или монастырей. Наконец о. Лигуори запретил такую практику, ведь устав запрещал нищенство. Но и собственная кухня не отличалась щедростью. Кусок хлеба. Вот и всё.

В 1754 г. Жерардо прибыл в Матердомини, где стал привратником монастыря. В его обязанности входила также раздача милостыни нищим. Жерардо счастлив: столь любимые им убогие! А их в тот год было немало. Зима 1754/55 была непривычно суровой. У о. Кайоне, настоятеля, доброе сердце – он уполномачивает брата помогать нищим, используя всё, что найдёт в монастыре. Это станет причиной многих проблем и забот, разных стычек с людьми «малой веры». Сначала с братом пекарем. Всё, что было, привратник раздал убогим. Наутро пекарь не печёт нового хлеба, чтобы настоятель убедился в расточительности Жерардо. Отец настоятель вызывает его и отчитывает за неосмотрительность.

– Не бойтесь, ваше преподобие, Бог обо всём позаботится! Идёмте посмотрим, что осталось!

– Ничего не осталось! – вопит пекарь.

Открывает ларь – он полон хлеба.

– Бог с ним, – говорит настоятель пекарю. – Оставь его в покое.

Проблем с пекарем больше не было. Зато вспыхнул спор на кухне. Жерардо, воодушевлённый поддержкой настоятеля, накладывает руку на дымящиеся горшки. Раздаёт буквально всё. Это вызывает возмущение повара, но и на этот раз Бог на стороне Жерардо. Того, что осталось на дне горшков, хватает едва ли на две тарелки, но горшки оказываются неисчерпаемыми. Из них выкладывают намного больше, чем закладывали.

Исполняя в то же время обязанности портного, Жерардо по крайней мере здесь проблем не имел. А раздавал всё: и новое, и старое. Когда становилось очень холодно, разжигал большой костёр, и вокруг него собирались бедняки и множество детей. Этому «Отцу убогих» иногда удавалось прокормить до двухсот детей. Было у него слово и для души. И было оно таким поистине небесным, что богачи присоединялись к беднякам, чтобы послушать, а многие из этих убогих скорее душами, чем благами земными, переходили от ворот к исповедальне.

В то время Жерардо часто впадал в экстаз, и у монастырских ворот, и перед Святыми Дарами. По этой причине бывало, что, если он дежурил на кухне, то обед не был готов к обычному времени к полудню. Тогда обед «готовили» ангелы. Когда нужны были деньги на строительство, Жерардо молился ночью, постучавшись в дверцы дарохранительницы. Наутро на ручке монастырских дверей висел кошелёк с деньгами.

– Этот брат – ребёнок, избалованный Богом – говорил с волнением о. Кайоне.

В ту же зиму Жерардо направили на сбор пожертвований в окрестных городах и сёлах. Там впервые проявилась скрытая до тех пор болезнь. В Сан-Грегорио Жерардо перенёс внезапное кровотечение. В Буччино – то же самое. Он возвращается в Оливето, к своим друзьям. Обеспокоенный о. Кайоне велит ему отдыхать. Как раз тогда свершилось одно из чудес Жерардо. В доме семьи Пирофальдо он забыл свой платочек. Девочка из этого дома отнесла его Жерардо, а он ответил: Спрячь его хорошенько. Однажды он тебе пригодится.

Св. Жерардо – покровитель материнства

Сколько-то лет спустя, ожидая своего первенца, девушка оказалась на пороге смерти. Тогда она и вспомнила о платочке брата Жерардо. И свершилось чудо счастливого разрешения от бремени. После смерти Жерардо о. Танноя напишет: Брат Жерардо особенно призываем как опекун находящихся в опасности при родах матерей. Поэтому там, где его знают, нет матери, у которой не было бы его иконки, и которая не взывала бы к его помощи, когда приходит время произвести на свет ребёнка.

Вот почему в окрестностях Неаполя есть обычай освящать в день св. Жерардо платочки с его изображением, которые затем дарятся молодым женщинам в день замужества. Прощаясь с семьёй Пирофальдо, Жерардо сказал им: Когда увидите простыню в окне Матердомини, я буду ещё жив; если же не увидите – значит, я покинул эту землю. Из Оливето монастырь виден, но всё же расстояние между ними – 15 км, различить окна и двери трудно. Однако жители Оливето будут отчётливо видеть белую простыню на фасаде Матердомини.

Жерардо прибыл сюда 30 августа 1755 г. Он чувствовал себя очень плохо и хотел умереть среди своих собратьев. Попросил отца настоятеля поместить на двери надпись: «Здесь исполняется воля Божия. как Он хочет. так долго, как Он хочет». Просит о последних таинствах. На следующий день наступает ухудшение. К кровавой рвоте прибавляется и понос. В этот день ему уделяют таинство елеопомазания больных. Жерардо получает письмо от своего духовника о. Фиокки. В письме отец запрещает ему харкать кровью. Жерардо в своём послушании прекращает. Однако понос остался. Тут к делу подключился о. Гарзилли. Он отправился к больному и заявил, что тот лишь наполовину послушен. Ведь известно, что целью о. Фиокки было полное выздоровление Жерардо. Если так, то я хочу быть всецело послушен, – ответил Жерардо. Назавтра доктор находит комнату пустой. Брат вернулся к своим обязанностям. Видя такое послушание, Бог продлил дни его жизни. Однако в конце сентября случился острый рецидив болезни. 4 октября Жерардо говорит доктору, что скоро умрёт. К физическим страданиям добавляется мука агонии. Но единственным звуком, который можно было услышать из уст Жерардо, были слова: Терпеть, Боже мой, терпеть. А единственным его огорчением – то, что он бесполезен для монастыря, для конгрегации, что так много тратится на лекарства для него.

15 октября состоялся такой диалог:

– Завтра будет день радости для братьев.

– Почему же, брат Жерардо?

– Потомучто завтра я умру.

Доктор так не считает. Успокоенные им братья отправляются на отдых. У постели больного остаётся лишь брат Ксаверий д`Ауриа. Он помогает Жерардо одеться, чтобы тот мог прочесть моление об усопших за свою душу. Жерардо садится на кровати и начинает: Miserere. Это «Miserere» святого, тихо, со смирением и болью исторгнутое посреди великого безмолвия его последней ночи.

– Мадонна здесь! – вдруг кричит Жерардо. Его руки вытянуты, взгляд устремлён в одну точку, на лице выражение экстаза. Он в восторге.

Пресвятая Дева ушла. Жерардо ушёл за ней. Начинался день 16 октября 1755 г. Кончилась жизнь «бесполезного брата», мистерия любви и благодати. Она длилась 29 лет, 6 месяцев и 10 дней. В Оливето уже не видели чудесной простыни. Жерардо «забрал» её с собой, уходя на небо с руками, полными добрых деяний, милостей и чудес.

В 1893 г. папа Лев XII совершил беатификацию брата Жерардо, а в 1904 он был причислен к лику святых папой Пием Х. Св. Жерардо почитается как покровитель доброй исповеди, а также как опекун матерей, ожидающих потомства.

Его литургическое поминовение совершается 16 октября.

о. Богуслав Шевчик CSsR

[1] Более частое причащение не позволялось действовавшими в то время нормами канонического права (прим. ред.)

[2] Такие случаи были и в жизни некоторых других святых, например св. Жана Вианнея (прим. ред.)

[3] Позднéе подобное внутреннее переживание Страстей Господних имело место, например, в жизни известной стигматички Марты Робин (прим. ред.)

[4] Справедливости ради нужно отметить, что св. Жерардо истолковал правила в соответствии с их буквой, а не духом, что, однако, не умаляет чистоты его помыслов (прим. ред.)

Оценка 3.8 проголосовавших: 27
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here