Молитва духом и умом

Данная статья содержит: молитва духом и умом - информация взята со вcех уголков света, электронной сети и духовных людей.

Bookitut.ru

3. Что значит молиться духом, молиться и умом

Апостол проводит четкую грань между молитвой духом и молитвой умом; поэтому, когда он говорит: «стану молиться духом», то прибавляет: «стану молиться и умом». Необходимость в таком различении возникла оттого, что коринфяне не осознавали своего долга — молиться для назидания себя и других, и делали это ради самовосхваления. Многие из них, обладая великими дарами (например, говорением на иных языках), должны были заботиться об этих дарах и использовать их для назидания своих братьев; вот потому-то Павел и написал эту главу, чтобы они поняли, что более превосходными, чем их дары, являются дела для назидания церкви. Ибо «когда я молюсь на незнакомом языке, то хотя дух мой и молится, но ум мой остается без плода», однако ум тоже должен назидаться пониманием того, что исповедуют уста (1 Кор. 14:3,4,12,14,19,24,25). Поэтому «стану молиться духом, стану молиться и умом».

Очень важно, чтобы это понимание присутствовало в молитве, как и в сердце и на устах: «Стану молиться духом, стану молиться и умом». Что делается с пониманием, осознанно, УМОМ, то более эффективно, чем то, что делается формально; поэтому Апостол просил Бога в своих молитвах за колоссян, чтобы они «исполнялись познанием воли Его, во всякой премудрости и разумении духовном» (Кол. 1:9). Он молился за ефесян, чтобы Бог дал им «Духа премудрости и откровения к познанию Его» (Еф. 1:17). Также за филиппийцев, чтобы их «любовь еще более и более возрастала в познании и всяком чувстве» (Флп. 1:9). Во всяком деле, будь то мирское или духовное, человеку необходимо понимание, а потому все молящиеся должны желать себе такого осознанного подхода. Далее я покажу вам, что значит молиться с пониманием, то есть умом. Понимание должно присутствовать как в речи на родном языке, так и в разного рода делах. Я не буду говорить о языке, но остановлюсь на втором вопросе. Чтобы верно молиться, молящемуся нужно иметь духовное понимание молитвы:

1. Молиться умом — значит молиться так, как назидает Дух Святой в осознании тех нужд, о которых душа молится. Ибо если человек не имеет понимания, то он никогда не испытает потребности в прощении грехов и освобождении от грядущего суда, а значит, не будет желать этого, или же будет так прохладен в своем прошении, что Бог возненавидит даже тот дух, в котором человек просит об этом. Так произошло с церковью Лаодикийской. Им недоставало духовного понимания: они не осознавали, что бедны, жалки, слепы и наги. По этой причине и они сами, и их молитвы стали ненавистны Христу настолько, что Он грозил исторгнуть их из уст Своих (Отк. 3:16,17). Люди могут повторять в своих молитвах одни и те же слова, но если в одном духовное понимание присутствует, а в другом нет, то между их одинаковыми словами возникает огромная разница! Один говорит от духовного осознания того, о чем он просит, а у другого это одни лишь слова и все.

2. Духовное осознание поселяет в сердце Бога готовность и желание дать то, в чем нуждается душа. Давид духовным видением угадывал сами мысли Бога по отношению к себе (Пс. 39:7). То же произошло с женщиной-хананеянкой; своей верой и глубоким пониманием за внешним отказом она угадала в сердце Христа милосердие и готовность спасти, что заставило ее настаивать и просить, не отступая; и она просила до тех пор, пока не получила той милости, в которой нуждалась (Мф. 15:22-28). Душа только тогда станет искать Бога, молить Его о прощении, когда поймет, что Бог готов простить грешника.

Если человек увидит в канаве жемчужину, стоящую больших денег и не будет знать, что это очень ценная вещь, он легко пройдет мимо; но если он знает ей цену, то сделает все возможное, чтобы заполучить ее. Точно так и в духовном мире: если человек понимает ценность духовного и Божьего, тогда его сердце и душа со всей силой будут устремляться к ним, и он не перестанет молить и просить о них до тех пор, пока не получит желаемое. Двое слепых из Евангелия знали наверняка, что Иисус, проходивший мимо, может и хочет исцелить их от болезни; потому они кричали, и чем больше их укоряли, тем настойчивее они кричали (Мф. 20:29-31).

3. Духовно просвещенное понимание является, таким образом, тем путем, которым душа может прийти к Богу, и оно дает ей мужество идти этим путем. Бедную душу можно сравнить с человеком, которого ждет беда, если он не выполнит порученное дело, или большая награда, если дело будет выполнено. Однако человек, не зная, с чего и как начать, несмотря на страхи и смятение, все же берется за дело.

4. Просвещенное понимание видит большие возможности в обетованиях Божьих, и это тоже воодушевляет молитву, что, в свою очередь, придает ей еще большие силы. Когда людям обещают что-то, особенно если известно, что обещанное будет исполнено, то такое обетование дает смелость идти и просить.

5. Просвещенное понимание является путем, которым человек приходит к Богу с разными нуждами, иногда с увещеванием, как Иаков (Быт. 32:9). Иногда с прошением, и не только выраженным словами, но и исторгнутым из сердца Самим Духом благодаря осознанию человеком этой потребности, и такие прошения не оставляют сердце Бога равнодушным. Когда Ефрем получает верное понимание своего нечестивого поведения пред Господом, тогда он начинает оплакивать себя (Иер. 31:18-20). Но, оплакивая себя, он использует такие слова, которые трогают сердце Господа, рождая в Нем готовность, простить, и делают самого Ефрема через Иисуса Христа приятным в глазах Бога: «Слышу Ефрема, плачущего», — говорит Бог. «Ты наказал меня, — и я наказан, как телец неукротимый; обрати меня, — и обращусь, ибо Ты — Господь Бог мой. Когда я был обращен, я каялся, и когда был вразумлен [то есть получил правильное понимание своего состояния], бил себя по бедрам; я был постыжен, я был смущен, потому что нес бесславие юности моей». Способными растопить любое сердце: «Не дорогой ли у Меня сын Ефрем? Не любимое ли дитя? Ибо, как только заговорю о нем, всегда с любовью вспоминаю о нем; внутренность Моя возмущается за него; умилосержусь над ним, говорит Господь». Вот так, как видите, следует молиться духом, ибо именно такая молитва является молением и умом.

Сказанное можно проиллюстрировать следующим сравнением: представьте, что к вашим дверям подошли двое нищих: один бедный, хромой, избитый, умирающий от голода, другой здоровый и крепкий человек; оба говорят одни и те же слова, прося у вас милостыни; один говорит, что умирает с голоду, другой говорит то же; но нищий и увечный говорит с большей убедительностью, с большим чувством и пониманием своего несчастья, чем другой, и это видно из самой его манеры говорить и оплакивать себя. Боль и нищета заставляют его изъясняться в духе плача, чего не хватает другому, и его скорее, чем другого, пожалеют те, в ком есть сострадание или жалость. Так же и с Богом: есть люди, которые просто по привычке и по форме идут и молятся; есть другие, которые идут молиться, гонимые духом горечи; один молится из чувства долга и понимания своих обязанностей, а из другого слова изливаются, гонимые жестокой болью его души. Конечно, именно на такого человека посмотрит Бог, «на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом» Его (Ис. 66:2).

6. Просвещенное понимание чудесным образом находит слова для молитвы и помогает произнести их. Человек, обладающий таким пониманием, умеющий различать добро и зло, чувствовать и нищету человеческую и милосердие Божье, такой человек не нуждается в писаниях других людей, которые станут учить его форме молитвы. Как человека, чувствующего боль, не нужно учить кричать, так же и того, кому понимание было открыто Духом, не нужно учить молитвам, придуманным другими людьми, ибо он может молиться без их помощи. Его настоящее положение, его чувства и понимание, а также боль, которую терпит душа этого человека, приводят к слезным мольбам и стенаниям в его прошениях пред Господом. Когда Давида настигли адские муки и горести преисподней, ему не нужен был епископ со стихарем в руках, который научил бы его сказать: «Господь, избавь душу мою!» (Пс. 114:3,4). Ему не пришлось искать в книгах ту форму, в которую он мог бы облечь перед Богом боль своего исстрадавшегося сердца. Сердце скорбящего в своей боли и тесноте само найдет выход, чтобы облегчить муки в стонах и жалобах. Так было и с Давидом, как сказано в Пс. 37:1-12. То же самое, благословен Господь, происходит со всеми, на ком почиет благодать Божья.

7. Необходимо, чтобы до самого конца в человеке пребывало это просвещенное понимание, чтобы душа непрестанно взывала к Богу в молитве и прошении. Божьи люди не подозревают, сколько обмана, соблазна и коварства использует сатана по отношению к той бедной душе, которая искренне стремится к Господу Иисусу Христу. И это допускает Христос, поскольку именно так душа испытывается в своем стремлении искать лица Божьего; сатана же пытается внушить ей мысль о бесплодности таких попыток и убедить ее, что Бог не хочет быть милосердным к ней. «А, — говорит сатана, — можешь молиться, но у тебя ничего не выйдет. Твое сердце холодно, ожесточено и омертвело; ты не молишься духом, ты не молишься искренне, твои мысли постоянно разбегаются, ты лишь притворяешься в своих молитвах к Богу. Прочь, лицемер, больше и не пытайся, все равно у тебя ничего не получится!» И если душа не обладает духовным пониманием, то она вскоре воскликнет: «Оставил меня Господь, и Бог мой забыл меня.» (Ис. 49:14). В то же время просвещенная пониманием Душа говорит: «Ну что ж, я буду и дальше искать Господа и БУДУ ждать; я не оставлю своих попыток, хоть Господь и хранит молчание, и не произносит в мой адрес слов утешения»(Ис. 40:27). Бог очень любил Иакова, однако Он заставил его бороться, прежде чем дал ему благословение (Быт. 32:25-27) Кажущаяся отсрочка у Бога не является признаком Его неудовольствия; Он может скрывать Свое лице от самых дорогих Своих святых (Ис. 8:17). Он любит, когда Его народ молится и когда он стучит в ворота Царства Небесного. «Может быть, — говорит душа, — Господь испытывает меня, либо Он хочет, чтобы я выплакал свою боль пред Ним».

Женщина-хананеянка не приняла отказа, ибо знала что Господь милосерден и что Он спасает Своих избранных хотя может и медлить (Лк. 18:1-6). Господь ждал меня дольше, чем мне приходится ждать; так же было с Давидом. «Твердо уповал я на Господа», — говорит (он есть ему долго пришлось ждать, прежде чем Господь ответил), — но, наконец «Он приклонился ко мне и услышал вопль мой» (Пс. 39:2). Просвещенное понимание — вот что необходимо человеку.

Увы, как много на свете бедных душ, истинно боящихся Бога, но не имеющих духовного понимания Божьего характера и готовых мгновенно сдаться при первой же атаке и искушении сатаны! Господь жалеет их и помогает им «молиться духом, молиться и умом». Я мог бы поделиться и собственным опытом. Когда мой дух был в тисках агонии, я испытал страстное желание бросить все и больше не искать Господа. Но вспомнив, каких великих грешников простил Господь и оказал им милость и как велики были Его обетования грешникам, что Свою благодать и милосердие Он ниспосылает не всем, а только больным, не праведным, а грешникам, не исполненным духа, а опустошенным, — осознание всего этого позволило мне с помощью Святого Духа прильнуть к Нему, положиться на Него и вопиять к Нему, хотя в тот момент Он и не давал ответа. Господь помогает всем обездоленным, искушаемым и несчастным людям одинаково, помогает всегда, хотя может и медлить, как сказано у пророка (Ав. 2:3). Господь до конца помогает людям молиться не изобретенными человеком молитвами в их жестко установленной форме, но «молиться духом, молиться и умом».

Ответы на вопросы

Молитва в Духе упоминается в Библии трижды. Первое Коринфянам 14:15 говорит: «Что же делать? Стану молиться духом, стану молиться и умом; буду петь духом, буду петь и умом». В Ефесянам 6:18 сказано: «Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом, и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых». В Иуды 1:20 написано: «А вы, возлюбленные, назидая себя на святейшей вере вашей, молитесь Духом Святым». Так что именно значит молиться в Духе?

Греческое словосочетание, используемое в вышеупомянутых текстах, может иметь несколько различных значений. Оно может означать молитву «посредством чего-то», «с помощью чего-то», «в сфере чего-то» и «в связи с чем-то». Несомненно, молитва в Духе не относится к словам, которые мы произносим. Скорее, это имеет отношение к тому, как мы молимся. Молиться в Духе значит молиться согласно руководству Духа. Это – молитва о вещах, о которых Дух подталкивает нас молиться. Послание к Римлянам 8:26 говорит нам: «Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными».

Некоторые люди, основываясь на тексте в 1 Коринфянам 14:15, сравнивают молитву в Духе с молитвой на разных языках. Обсуждая дар языков, Павел говорит «стану молиться духом». Стихом выше Павел утверждает, что, молясь на разных языках, человек не знает, что говорит, так как он говорит на языке, неизвестном ему. Более того, никто из присутствующих не сможет понять, о чём идёт речь, если только среди них не будет переводчика (1 Коринфянам 14:27-28). В Ефесянам 6:18 Павел говорит нам: «Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом». Как мы можем молиться различными видами молитв и просьб, молиться за святых, если никто, включая молящегося, не поймёт, о чём идет речь? Таким образом, молитву в Духе следует понимать как молитву в силе Духа, под руководством Духа и согласно с Его волей, но не как молитву на разных языках.

Беседа из слов Святаго Апостола Павла о молитве духом и умом

79. БЕСЕДА

из слов святаго Апостола Павла о молитве духом и умом 1 .

воспою же и умом. (1 Кор. XIV. 15).

Молитва есть дело толикой важности в жизни духовной, что еслибы кто хотел разрешить для себя недоумение, находится ли он на пути к совершенству жизни духовной, то ему надлежало бы примечать, имеет ли он какой-нибудь успех в молитве. Ибо если взять в разсуждение слово Господне: вся, елика аще вопросите в молитве верующе, приимите; то по необходимости должно заключить, что кто умеет с верою в молитве просить всего, потребнаго к совершенству жизни духовной, тот все сие и приемлет, и потому, без сомнения, идет к совершенству жизни духовной, и наконец достигает онаго 2 .

Судя по толикой важности молитвы для жизни духовной, мы должны быть очень заботливы 3 о лучшем и надежнейшем способе совершать молитву.

Будем же внимательны. Вот Апостол, сказуя, как лучше желал бы молиться он сам, чрез сие дает нам самое надежное наставление, как и нам лучше молиться. Помолюся, говорит, духом, помолюся же и умом: воспою духом, воспою же и умом.

В изречении Апостола представляются, во-первых, два внешние вида молитвы: помолюся, воспою, – молитва словесная и молитва песненная.

О сих видах молитвы довольно заметить вкратце, как верно святая Церковь следует примеру и учреждению Апостольскому, поелику и ныне употребляет в Богослужении попеременно чтение и пение, молитву словесную и молитву песненную; и как общеупотребительным и общеполезным должно почитать сие учреждение, не только для малосведущих и водимых чувственными впечатлениями, но и для людей возвышенно мыслящих, поелику и Богомудрый Апостол наравне со всем народом верующих, желает не только молиться духом и умом, но и петь от избытка Боголюбиваго сердца и умиленнаго чувства!

Во-вторых, представляются в изречении Апостола два некие особенные способа молитвы: молитва духом и молитва умом. Помолюся духом, помолюся же и умом.

Чтобы разуметь сии высшие образы молитвы, надлежит вникнуть, что значат слова: дух и ум в языке Апостольском. Когда слышим Апостола говорящаго, что сущии по плоти плотская мудрствуют, а иже по духу, духовная (Рим. VIII. 5): тогда разумеем, что дух есть нечто высшее в человеке, противоположное плоти или чувственности. Когда тот же Апостол говорит еще: сам аз умом моим работаю закону Божию, плотию же закону греховному (Рим. VII. 25): из сего усматриваем, что и ум есть нечто высшее в человеке, противоположное плоти. Посему, кажется, что дух и ум составляют почти одно, как и подлинно соединяет их Апостол, когда излагает истину, или существо Христианскаго учения, состоящее в том, чтобы обновлятися духом ума. Если можно здесь примечать какое различие ума от духа: то разве такое, что дух представляется в самом уме чем-то более возвышенным, более внутренним, открывающимся в уме, подобно как душа открывается в чувствах.

Но как в изречениях Апостола о молитве деятельность ума представляется в некоторой противоположности с деятельностию духа 4 , как например: дух мой молится, а ум без плода есть: то надлежит между ими быть не малому, и весьма ощутительному различию. Дабы открыть сие различие, прочитаем слова Апостола несколько в большей полноте: аще бо молюся языком, дух мой молится, а ум мой без плода есть. Что убо есть? Помолюся духом, помолюся же и умом: воспою духом, воспою же и умом. Теперь видим, что выражение: помолюся духом, поставлено на место прежде употребленнаго выражения: молюся языком. Следственно молитва духом составляет одно с молитвою языком; и дабы понять молитву духом, надобно иметь понятие о молитве языком.

Чтобы не утомлять вас долее тяжким изыскательным словом, поспешим сказать, в чем состоит дело. Когда Апостолы по вознесении Господнем, вси бяху терпяще единодушно в молитве и молении; и в десятый потом день исполнишася вси Духа Свята, и начаша глаголати иными языки, яко же Дух даяше им провещавати (Деян. II. 4); и таким образом дар говорить иными неизученными языками открылся, как весьма блистательный плод молитвы, и как весьма торжественное знамение сошедшаго и действующаго Святаго Духа: с того времени молитва и ревность верующих взяла особенное направление и стремление к достижению сего дара, сколь полезнаго в те времена для распространения Христианскаго учения, столь же приятнаго для обладающих оным, как очевидно уверительнаго в присутствии благодати Божией. Поелику сие стремление верующих соответствовало намерению благодати распространить Христианство: то благодать щедро-даровито снисходила сему стремлению, и таким образом в собраниях церковных не редко случалось, что дух молящихся восторгался к Духу Божию, Дух Божий нисходил на дух молящихся и, как неудержимый поток, изливался чрез уста их молитвами, песнопениями, славословиями, пророчествами на разных языках. Обилие сего дара было так велико, что иногда объятые Духом произносили молитвы, воспевали Божественныя песни на таких языках, которых большая часть присутствующих, или даже никто из них, совсем не разумели. На сей-то случай сказал Апостол: аще молюся языком, – то-есть языком неизвестным, открывшимся только по дарованию Святаго Духа, – дух мой молится, а ум мой без плода есть; – ум без плода потому, что его не понимают другие, и от того слово молитвы, сеемое языком его, не приносит в других плода подобной молитвы.

После сего, надеюсь, несколько понятно, что молитва духом есть такое молитвенное состояние, в котором человек, воскриляемый верою и любовию, самою так сказать вершиною существа своего, своею высшею способностию и силою, которою он как бы сопределен 5 с Божественным, стремится и восторгается к Духу Божию, приемлет наитие Духа Божия, предается сему наитию, так что уже тогда не столько сам человек молится, сколько дышет в нем Дух Святый, дышущий идеже хощет,Сам Дух Святый ходатайствует о нем воздыхании неизглаголанными (Рим. VIII. 26), или глаголами, не редко превышающими разумение человека чувственнаго.

Различаемая от сего состояния 6 у Апостола молитва умом есть такой образ молитвы, когда ум молящагося хотя возвышается к Богу с благоговейными мыслями, с благочестивыми желаниями, со святыми чувствиями умиления или радости, но не предается влечению духовнаго восторга неограниченно, а управляет своими мыслями, желаниями, чувствиями так, что в сем случае духовныя силы действуют в обыкновенном, им свойственном, порядке, а потому молитвенныя прошения и славословия изрекаются общевразумительно, почему и слышащих могут возбуждать к участию в молитве.

Оба сии образа молитвы одобряет и предлагает к употреблению Святый Апостол, когда говорит к Коринфянам: помолюся духом, помолюся же и умом. То-есть: не желаю и не советую вам употреблять один из сих образов молитвы исключительно; а за лучшее признаю, иногда молиться духом, а иногда молиться умом, попеременно, по требованию обстоятельств, – молиться духом для себя и для Бога, – молиться умом для Бога, и для себя, и для назидания ближних.

Не можно при сем пройти без особеннаго замечания, и даже без удивления того, что Апостол предлагает молитву духом, которая есть дар Духа Божия, наравне с молитвою умом, которая есть свободное дело духа человеческаго. Как? Неужели мы так же властны употреблять молитву духом, как и молитву умом? Помыслил ли ты о сем, Святый Наставниче? – Без сомнения, братия, Дух Святый во Святом Павле не погрешает в преподаваемых нам наставлениях. Видно, подлинно властны мы молиться духом, как скоро подлинно и совершенно предаемся Духу Божию, который есть Дух молитвы; – видно властны, потому что, подобно сему, по дивному снисхождению к нам Духа Божия, и Пророки властны в употреблении духа Пророческаго, как о том ясно свидетельствует тот же Апостол: и дуси пророчестии Пророком повинуются (1 Кор. XIV. 32).

Но еще более должны мы удивиться тому, что благодатную молитву духом, Апостол старается не усилить и распространить, но некоторым образом ограничить и удержать в ея стремлении. Он жалуется на избыточествующее употребление молитвы духом. С неким негодованием против молитвы духом говорит он: дух мой молится, а ум мой без плода есть. Он как бы предпочитает молитву умом и преимущественно к ней побуждает: в церкви, говорит, хощу пять словес умом глаголати, да ины пользую, нежели тмы словес языком. Что же сие значит? – То, что благодать Святаго Духа в первенствующей Церкви разливалась, как море; что тогда многих верующих нужно было не побуждать к молитве, не влещи к делам духа, но умерять их безпредельную ревность, чтобы они, погружаясь в духе, не забывали обыкновенных обязанностей внешняго общежития человеческаго и Христианскаго.

Если от сего духовнаго зрелища первенствующей Церкви обратимся к настоящему ея состоянию и к самим себе: то не должно ли нам придти в удивление другаго рода, или, может быть, в страх и ужас, от печальной разности настоящаго с прошедшим? Многие ли между нами погружены в молитву духа так, чтобы нужно было их из моря духа извлекать на брег ума? Многие ли, хотя сколько-нибудь, испытали молитву духа? Многие ли довольно понимают ее, когда о ней говорится?

Скажут, за чем же ты нам и говоришь о сей молитве, которая так необыкновенна и так мало понятна? – Пусть на сие жалуется, кто хочет; а я именно потому и говорю о сей возвышенной молитве, что в наше время она так необыкновенна, и что так мало ее понимают. Надобно, чтобы век сей знал, что в нем сделались необыкновенными такие дары благодати, которые некогда были весьма обыкновенны; что мудрецам его сделались непонятны такия описания благодат ных действий, которыя понятны были простолюдинам, слушавшим Апостола Павла, или читавшим его Послания. Как же скоро знает сие сей поздный и сумрачный век: тотчас говорю ему то, что еще ранее повелено было сказать Ангелу Ефесския Церкви: помяни убо, откуду спал еси, и покайся, и первая дела сотвори (Апок. II. 5).

Поистине, братия, глубоко низпали мы от благочестивой ревности, от духовнаго преспеяния первенствующих Христиан, когда не только чудесная молитва духа оскудела, но часто и молитва ума невнимательна, молитва сердца хладна, молитва уст не одушевлена молитвою ума и сердца.

Покаемся и поревнуем первым делам первых Христиан; понудим себя терпети в молитве и молении, тоесть, пребывать в ней по возможности, постоянно и неослабно; станем на страже ума и чувств наших со вниманием, чтобы отгонять от молитвы нашей суетные помыслы, страстныя желания, и чувственныя развлекающия впечатления и воспоминания, подобно как древле Патриарх Авраам отгонял хищных птиц от своей жертвы; да приближаемся к Богу не устами только, но наипаче сердцем; да помолимся и воспоем умом, по усердию нашему, да помолимся и воспоем наконец и духом, по дару Святаго Духа, Ему же слава со Отцем и Сыном во веки. Аминь.

Богослужения

20 декабря 2017 г. (7 декабря ст. ст.)

(9-й час, вечерня и утреня с 1-м часом)

Частые вопросы

Интересные факты

По указу для Приказа

Паломникам

Телефон для справок по общим вопросам:

+7 (496) 540-53-34 (круглосуточно)

Телефоны для заказа экскурсий:

+7 (496) 540-57-21, +7 (910) 471-01-70; +7 (496) 541-55-45 (ТИЦ для индивидуальных путешественников)

Социальные сети

© 2000-2017 Свято-Троицкая Сергиева Лавра

Оценка 4.4 проголосовавших: 17
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here