Молитва даниила данина

Данная статья содержит: молитва даниила данина - информация взята со вcех уголков света, электронной сети и духовных людей.

Молитва человека пожилого возраста

Господи, ты знаешь лучше меня, что я скоро состарюсь. Удержи меня от рокового обыкновения думать, что я обязан по любому поводу что-то сказать.

Спаси меня от стремления вмешиваться в дела каждого, чтобы что-то улучшить.

Пусть я буду размышляющим, но не занудой. Полезным, но не деспотом.

Охрани меня от соблазна детально излагать бесконечные подробности.

Дай мне крылья, чтобы я в немощи достигал цели.

Опечатай мои уста, если я хочу повести речь о болезнях.

Не щади меня, когда у тебя будет случай преподать мне блистательный урок, доказав, что и я могу ошибаться.

Если я умел бывать радушным, сбереги во мне эту способность.

Право, я не собираюсь превращаться в святого: иные у них невыносимы в близком общении. Однако и люди кислого нрава – вершинные творения самого дьявола.

Научи меня открывать хорошее там, где его не ждут, и распознавать неожиданные таланты в других людях.

Алексей Герман рассказывает историю этого текста Валерию Выжутовичу (“Театрал”, 1 сентября 2008):

«Молитву человека пожилого возраста» папе прислал писатель и ученый Даниил Данин, блестящий во всех отношениях человек. Он легко окончил два университетских факультета, а когда начались все эти сталинские штучки с разбором, кто хороший, кто плохой, и развернулась борьба с «безродными космополитами», он просто уехал в экспедицию, подальше от глаз, и какое-то время, пока не умер Сталин, работал в этой экспедиции. Потом, с наступлением «оттепели», его начали приглашать за границу, и он решил выучить английский язык. Он учил английский по «Трем поросятам». Выучил. Стал читать английские журналы и однажды в одном из них обнаружил вот эту молитву. Он ее перевел и прислал папе. С тех пор эта молитва в нашей семье. Она висела над столом моего отца, который человеком пожилого возраста никогда, в общем-то, и не был, умер молодым.

Молитва даниила данина

Молитва для людей среднего возраста

“Господи! Я старею и скоро стану стариком. Удержи меня от фатальной привычки думать, что я должен что-то сказать по любому поводу и в любом случае. Упаси меня от стремления выправлять дела каждого. Сделай меня думающим, но не нудным, полезным, но не властным.

При запасе моей мудрости кажется обидным не использовать ее целиком, но я хочу сохранить хоть несколько друзей к концу жизни.

Сохрани мой ум от подробного изложения бесконечных деталей. Опечатай мои губы для речей о болезнях и недомоганиях. Они возрастают, и любовь повторно рассказывать о них становится с годами все слаще. Я не смею просить милости не наслаждаться рассказами о болезнях других, но помоги мне сносить их терпеливо.

Я не смею просить об улучшении памяти, но лишь о возрастающей человечности и о меньшей самоуверенности, когда кажется, что моя память столкнулась с памятью других. Преподай мне блистательный урок того, что и мне случается ошибаться.

Сохрани меня разумно приятным: я не хочу стать святым — некоторые из них слишком трудны для совместной жизни, но и кислые люди — одна из вершин творения дьявола.

Дай мне возможность видеть хорошее в неожиданном месте и неожиданные таланты в людях и дай мне силы сказать им об этом”.

Чего только не пели, орали во весь голос, не вдумываясь в текст, важна мелодия и те, кто рядом, а рядом такие же охламоны:

И где бы ты ни был,

И что бы ни делал —

Пред Родиной вечно в долгу!

Считалось, что это вдохновляет.

Первая книга была толстая, переплет обклеен мраморной бежевой бумагой, корешок, тисненный золотом. Неизвестно, как называлась, я еще не умел читать. Когда научился, у нее уже не было ни переплета, ни титульного листа. Наверное, эти детали я считал ненужными. Главное были картинки. Шли караваны верблюдов, англичане были в пробковых шлемах, индейцы зачем-то в перьях.

Картинки помогали разыгрывать приключения. Для фантазии что-то надо было — иногда малость — узор на обоях… Впоследствии я искал эту книгу. Сколько раз у букинистов, роясь в развалах, я знал, что сразу узнал бы ее. Вместе с ней появился бы наш диван, синяя обивка… Из-за этой книги я стал помаленьку читать. Откуда-то были астрономические атласы. Там звезды соединялись в фигуры Стрельцов, Лебедя, Близнецов, Пегаса, Медведиц. Оказалось, что небо населено фантастическими существами. Ночью я вставал, вглядывался в небо. Никто не мог мне объяснить, почему в атласе они соединены в рисунок, а в небе рисунка нет. Звезды мерцали, подтверждая, что небо живое, там должно что-то происходить. Окажись среди семейных знакомых астроном, он мог бы поддержать интерес мальчика… Угасших интересов было немало, как у каждого ребенка.

Среди книг детства впечатление произвели две совсем разные: “Синяя Борода” и “Робинзон Крузо”. Потом “Гулливер”, но больше — когда он в стране Лилипутов. В руки попала “Капитанская дочка” Пушкина. Ее я много раз перечитывал, знал куски наизусть. Спустя годы то же самое произошло с моей дочкой, только она влюбилась в “Трех мушкетеров” и могла наизусть шпарить подряд с первой страницы. Есть какая-то потребность у детей заучивать любимое, всегда иметь при себе, как бы присваивать, точно любимую игрушку.

Страсть к чтению, чтению торопливому, “глотанию” без разбора, появилась позже, в студенческие годы, а в школьные были стихи. Есениным отболел быстро, стал выписывать себе в блокнот Тихонова:

Мы разучились нищим подавать,

Дышать над морем высотой соленой,

Встречать зарю и в лавках покупать

За медный мусор — золото лимонов.

Огонь, веревка, пуля и топор

Как слуги кланялись и шли за нами,

И в каждой капле спал потоп,

Сквозь малый камень прорастали горы…

Но раздумья крупной солью

Я веселье посыпал,

Потому что веселиться

Мог и сорванный листок,

Потому что поселиться

В этом крае я не мог.

Какие-то строки врезались в память… Перед войной вышла книга стихов Вадима Шефнера, там было:

Но ни с каких вокзалов

В минувшее не ходят поезда.

Почему-то эти слова сопровождали меня всю войну.

В Союзе писателей я чувствовал себя белой вороной. Люди здесь знали Горация, Пруста, Лажечникова, Тагора. Писателей новейших, древних, японских, они выскакивали среди разговоров, их цитировали: “Как сказал Глеб Чепонский”, “Помните старика Шенди у Стерна, как там заводят часы?” Я не помнил ни старика, ни Стерна. Почитать их всех, как-то соответствовать, было дело безнадежное. Не догнать. Даже классиков и тех не осилю. Вдруг мне пришло в голову: “А Пушкин ведь не читал Достоевского? А Достоевский Чехова не читал, а Чехов Шолохова — и что с того?” Соображение сие сильно утешило меня.

Жила-была старая женщина, жила бедно, на пенсию. Дети разъехались кто куда. Все деньги ее уходили на квартплату, не хотелось обменивать квартиру, где прожито столько счастливых лет. Но вот однажды соседи сверху упросили ее принять на сохранение их вещи. Опасаясь описи. Она согласилась. Потихоньку перенесли ей ковры. Расстелили. Повесили гобелены, роскошную люстру, картины. Все разместили понатуральней. И зажила она среди роскошной обстановки. Покоя лишилась. Прошел год, второй. Привыкла. К ней ходят ее подружки, любуются. Получила наследство, как уверила она. Ей говорят: продай что-нибудь, что ты живешь на овсянке, голый чай пьешь. Она только отмахивалась. Но вот что интересно — вошла во вкус, стала получать удовольствие от картин, старинных ваз, чего-то читала про этот антиквариат.

Честертон в Книге Иова обратил внимание на то, что Иов страдал не потому, что он хуже других, а потому, что он лучше.

“Ведь только дай человеку подумать, что преуспевание — награда праведности, он тут же погибнет, — писал Честертон. — Если преуспевание — награда праведности, значит оно — свидетельство праведности. Слишком трудно награждать успехом хороших людей”.

Молитва даниила данина

Господи, ты знаешь лучше меня, что я скоро состарюсь.

Удержи меня от рокового обыкновения думать,

что я обязан по любому поводу что-то сказать.

Спаси меня от стремления вмешиваться в дела каждого,

чтобы что-то улучшить.

Пусть я буду размышляющим, но не занудой.

Полезным, но не деспотом.

Охрани меня от соблазна детально излагать бесконечные подробности.

Дай мне крылья, чтобы я в немощи достигал цели.

Опечатай мои уста, если я хочу повести речь о болезнях.

Не щади меня, когда у тебя будет случай преподать мне блистательный урок, доказав, что и я могу ошибаться.

Если я умел бывать радушным, сбереги во мне эту способность.

Право, я не собираюсь превращаться в святого:

иные у них невыносимы в близком общении.

Однако и люди кислого нрава – вершинные творения самого дьявола.

Научи меня открывать хорошее там,

где его не ждут, и распознавать неожиданные таланты в других людях. Аминь.

интервью с Алексеем Германом.(фрагмент)

и помещенный под стекло лист бумаги

с крупно набранным текстом под названием

«Молитва человека пожилого возраста».

– Вы сами это написали?

– Нет, получил в наследство от моего отца.

– Нет, «Молитву человека пожилого возраста»

папе прислал писатель и ученый Даниил Данин,

блестящий во всех отношениях человек.

Он легко окончил два университетских факультета,

а когда начались все эти сталинские штучки с разбором,

кто хороший, кто плохой, и развернулась борьба с «безродными космополитами», он просто уехал в экспедицию,

подальше от глаз, и какое-то время, пока не умер Сталин,

работал в этой экспедиции.

Потом, с наступлением «оттепели», его начали приглашать за границу,

и он решил выучить английский язык.

Он учил английский по «Трем поросятам».

Выучил. Стал читать английские журналы и однажды

в одном из них обнаружил вот эту молитву.

С тех пор эта молитва в нашей семье.

Она висела над столом моего отца, который

человеком пожилого возраста никогда, в общем-то, и не был, умер молодым.

На каком возрастном рубеже?

Папа умер в 67-м году.

Вот примерно тогда я ее и повесил.

В сорок лет я уже начал считать себя пожилым человеком.

Видимо, это наследственное: мой папа в 50 лет

считал себя глубоким стариком,

хотя таковым вовсе не был – достаточно взглянуть

на его фотографии той поры.

Полный текст интервью можно прочитать

Молитва пожилого человека

годы летят и морщин не стереть,

Господи, знаю, что скоро состарюсь,

дай же мне шанс благородно стареть!

думать, что должен на всё и всегда,

Тратить свои сокровенные мысли,

ждущим совета и даже суда!

вмешивать нос свой в чужие дела,

Верить, что этот Дворец Просветленья,

он вдруг не станет прибежищем зла!

но не занудой, не демоном дня,

Чтоб никогда в поцелуе Иуды

не обвинили родные меня!

вдруг о болезнях польются слова,

Счастлив и жив, сообщу подытожа,

для созиданья дана голова!

долго и нудно на путь наставлять,

Не допусти слабоумья, маразма,

дай мне подольше себя умилять!

женщиной-сказкой и внуком-юлой,

Тихой молитвой колено преклонной,

яхтой по морю летящей стрелой!

эту способность во мне сохрани,

Чтобы друзей собирая на ужин,

знал, к этой встрече стремятся они!

память мою укрепи, преумножь.

Чтоб оценить этой осени прелесть,

чтоб каждый год был на год не похож!

что не успел, поспешить наверстать,

Чтоб на душе было празднично, чисто,

в день, когда скажешь пред Ликом предстать!

если повинен, меня не щади!

Если достойно прошёл через битвы,

вечной любовью своей награди!

Стихотворное прочтение текстов Д. Гранина и Ю. Германа

Молитва пожилого человека

Когда старость унесет все, что составляло наши молодые и зрелые годы, перед нами встанут определенные проблемы.

Но пока это не произошло, может наступить период, когда время зрелости еще не закончилось, но мы уже ощущаем, что оно постепенно отдаляется: физические силы слабеют, умственные способности уже не те… И зачастую пожилые люди отчаянно цепляются за то, что уходит, чего они не могут удержать, как бы ни старались.

Как ни напрягай физические силы, в шестьдесят уже не удается быть таким же, как в сорок или тридцать. Как ни тренируй ум, есть вещи, на которые мы способны в двадцать пять, но не способны в семьдесят, и т.п. Что же делать? Большинство людей какое-то время пытаются раздувать угли в надежде вызвать язычок пламени, чтобы хоть на мгновение снова стать такими, какими были раньше.

Это – ошибка: чем старательнее мы раздуваем угли, тем быстрее они превращаются в пепел.

Нам необходимо осознать, что есть время пламенеть, а есть время светить. Свет тихий, спокойный, ровный свет, который во тьме светит, может принести больше пользы людям, чем обжигающее пламя.

Верное решение, как мне представляется, дается в дивных строчках Молитвы пожилого человека

Эта молитва висит на стене в квартире режиссёра Алексея Германа. Ему она досталась в наследство от отца, известного писателя Юрия Германа Ему, в свою очередь, её прислал писатель и учёный Даниил Данин, который нашёл эту молитву в одном из английских журналов.

Мне молитва подошла. Это моё настроение, мои чувства в данный момент жизни.

Удержи меня от рокового обыкновения думать, что я обязан по любому поводу что-то сказать…

Спаси меня от стремления вмешиваться в дела каждого, чтобы что-то улучшить.

Пусть я буду размышляющим, но не занудой. Полезным, но не деспотом.

Охрани меня от соблазна детально излагать бесконечные подробности.

Дай мне крылья, чтобы я в немощи достигал цели.

Опечатай мои уста, если я хочу повести речь о болезнях.

Их становится все больше, а удовольствие без конца рассказывать о них – все слаще.

Не осмеливаюсь просить Тебя улучшить мою память, но приумножь мое человеколюбие,

усмири мою самоуверенность, когда случится моей памятливости столкнуться с памятью других.

Если я умел бывать радушным, сбереги во мне эту способность.

Право, я не собираюсь превращаться в святого: иные из них невыносимы в близком общении.

Однако и люди кислого нрава – вершинные творения самого дьявола.

Научи меня открывать хорошее там, где его не ждут, и распознавать неожиданные таланты в других людях. Аминь».

Считается, что эту молитву сотворила Тереза Авильская (Donna Teresa Maria Sanches de Cepeda y Ahumada (1515-1582). Святая Тереза – испанская монахиня-кармелитка, католическая святая, автор мистических сочинений, реформатор кармелитского ордена, создатель орденской ветви «босоногих кармелиток». Католическая церковь причисляет её к Учителям Церкви.

Ещё один адаптированный русский перевод:

Молитва английской монахини VII века

Убереги меня от роковой привычки считать, что я непременно должна высказывать свое мнение по всякому поводу.

Избавь меня от мании улаживать чужие дела.

Сделай меня рассудительной, а не занудой, услужливой, а не командиршей. Мне, право жаль не пускать в ход всю мою великую мудрость, но знаешь, Господи, мне бы хотелось сохранить кое-кого из друзей.

Не дай мне увязать в мелочах, подари мне крылья, – лететь к цели.

Вели моим устам молчать о моих бедах и болезнях, хотя б они росли неизменно, и с годами все слаще становилось перечислять их.

Не смею и просить Тебя о том, чтобы я, в конце концов, научилась охотно выслушивать рассказы о чужих неприятностях, но помоги мне переносить их с терпением.

Не смею требовать у Тебя лучшей памяти, но даруй мне побольше смирения и поменьше сомнения, если мои воспоминания приходят в противоречие с воспоминаниями других людей.

Хорошенько внедри мне в мою голову, что я могу ошибаться.

Храни меня. Я не очень-то жажду святости, некоторые святые так неуживчивы.

Но желчная старуха – это, несомненно, одна из удачнейших выдумок дьявола.

Помоги мне видеть хорошее там, где его не ждали, и находить в людях достоинства, которые за ними не признают, и даруй великую милость: научи говорить им об этом. Аминь»

Lord, You know better than I know myself that I am growing older and will someday be old. Keep me from the fatal habit of thinking I must say something on every subject and on every occassion. Release me from the craving to straighten out everybody's affairs. Make me thoughtful, but not moody. Helpful, but not bossy. With my vast store of wisdom, it seems a pity not to use it all, but You know, Lord, I want a few friends at the end.

Ещё один вариант прочтения Молитвы пожилога человека.

В твою душу приходит мир. Франц фон Залес (1567-1622)

«Господи, Ты знаешь лучше меня, что день за днем я становлюсь старше и когда-нибудь совсем состарюсь. Избавь меня от самомнения, что мне есть, что сказать по любому поводу и по любому вопросу. Освободи меня от великой страсти учить других, как им поступать. Научи меня быть задумчивым (но не мечтательным), всегда помогать другим (но не быть навязчивым).

Я боюсь старости. У меня такое чувство, что для меня пришел час расставания, я не могу остановить жизнь, и день за днем чувствую, как силы мои оставляют меня, я становлюсь некрасивым.

Я так гордился, что пока еще не уступаю молодым. Теперь я чувствую, теперь осознаю я, что больше не в состоянии этого делать. Я сделал бы из себя посмешище, если бы захотел этого.

Источник: Вестник/Der Bote. № 2, 1998. С. 3

Стихотворное прочтение текста молитвы:

«Вот уже мне дни рожденья не в радость, годы летят и морщин не стереть,

Господи, знаю, что скоро состарюсь, дай же мне шанс благородно стареть!

Ты удержи меня, Боже Всевышний, думать, что должен на всё и всегда,

Тратить свои сокровенные мысли, ждущим совета и даже суда!

Господи Святый, спаси от стремленья, вмешивать нос свой в чужие дела,

Верить, что этот Дворец Просветленья, он вдруг не станет прибежищем зла!

Пусть я всегда размышляющим буду, но не занудой, не демоном дня,

Чтоб никогда в поцелуе Иуды не обвинили родные меня!

Ты опечатай уста мои, Боже, вдруг о болезнях польются слова,

Счастлив и жив, сообщу подытожа, для созиданья дана голова!

Господи Правый, спаси от соблазна долго и нудно на путь наставлять,

Не допусти слабоумья, маразма, дай мне подольше себя умилять!

Садом цветущим и небом бездонным, женщиной-сказкой и внуком-юлой,

Тихой молитвой колено преклонной, яхтой по морю летящей стрелой!

Если сумел быть по жизни радушным, эту способность во мне сохрани,

Чтобы друзей собирая на ужин, знал, к этой встрече стремятся они!

Боже, ещё попросить я осмелюсь, память мою укрепи, преумножь.

Чтоб оценить этой осени прелесть, чтоб каждый год был на год не похож!

Господи, дай мне с годами не киснуть, что не успел, поспешить наверстать,

Чтоб на душе было празднично, чисто, в день, когда скажешь пред Ликом предстать!

Господи! И в завершенье молитвы, если повинен, меня не щади!

Если достойно прошёл через битвы, вечной любовью своей награди!»

Видимо эти слова западают в душу, если их цитируют неоднократно! Чем чаще читаешь эту молитву, тем более понимаешь ее суть.

Мне кажется, что эта молитва не только для пожилых людей.

Ну, а использовать ли эту молитву и какой вариант предпочесть, пусть каждый решает для себя.

Заповеди Божии

Молитвы о родителях

Молитва о спасении души

Виртуальная часовня всех Святых

  • Добавить комментарий
  • 0 комментариев

Android

Выбрать язык Текущая версия v.209

Оценка 4.4 проголосовавших: 14
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here