Братец иоанн чуриков молитва

Данная статья содержит: братец иоанн чуриков молитва - информация взята со вcех уголков света, электронной сети и духовных людей.

Братец иоанн чуриков молитва

От вина вся беда! В вине человек губит веру и разум, стыд и совесть, силу и здоровье, свое благополучие и свое спасение!

Пьянство – всех пороков мать от рождения; оно самое плодовитое.

Поэтому с ним нужно бороться. Но без слова Божия, нельзя с ним бороться, не будет успеха.

И поэтому нет более лучшего врачевства, как слово Господа Иисуса Христа.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа Аминь.

Господи Иисусе Христе, Вседержителю неба и земли. Ты вездесущий и все исполняющий и о грехах наших все знающий, прости прегрешения наша и исцели немощи наша Имени Твоего ради помилуй нас.

Господи, предстоим перед Тобой как мытарь или разбойник, и не смею открывать очей своих, и нет мне оправданий никаких перед Тобой.

Господи, согрешили мы более всякого человека, мы прогневали Тебя паче блудного сына.

Господи, чем мы не грешны перед Тобой: заповеди Твои нарушили, тело наше, а храм Твой, – мы его осквернили; одежду, которую Ты даровал нам, – мы ее запятнали; время, которое Ты дал, – мы прожили со врагами в весели суетном; глаза, которые Ты нам сотворил, – мы их ослепили; жену или мужа, которых нам дал, – мы их лишились.

Владыко Господи, чем мы не грешны перед Тобой, не можем припомнить мыслями своими, аки морской песок грехов наших.

Господи, мы достойны всякого наказания, но накажи нас не гневом Твоим.

Господи, помяни, Ты сам сказал: не ради праведника пришел, но ради грешника.

Господи, помяни, Ты сам сказал: приходящего ко Мне не изгоню, и просящему не откажу. Не откажи нам, Господи, в милости и щедроте Твоея, не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дать славу ради проповеди Твоего Евангелия и исцели просящих, болящих рабов Твоих.

Господи, помилуй нас, Ты помиловал разбойника – помилуй и нас. Пришедшая к Тебе блудница с покоянием и не лишена помилования. Пришедший к Тебе мытарь – и не лишен оправдания.

Господи, оправдай нас, недостойных раб Твоих, Господи, уврачуй нас от болезни как душевной, так и телесной.

Господи, Ты сам научил молиться за больных друг за друга. Ради слов Твоих исцели братию мою не ради нас, но ради слова Твоего, и молитва веры исцели болящего.

Господи, или врачи воскресят некоторых, – вдова пролечила все имение, а Ты исцелил ее от кровотечения.

Господи, Ты исцелил расслабленного 38 лет, Ты исцелил сухорукого, Господи, Ты воскресил сына умершего вдовы Наинской.

Господи, Господи! Ты исцелил Петрову тещу. Ты исцелил жену, скорченную 18 лет. Господи, Ты воскресил Лазаря, от которого уже смердило.

Господи, воскреси и нас, смердящих пред Тобою, Господи, не отвращай Твое лицо от нас, избави нас от недуга, болезни.

Господи, окажи нам милость Твою не ради нас, но ради славы Твоея, и будем прославлять имя Твое до века пред людьми.

Тогда не возрадуется противник Твой, который также привлекает больных, слепых, хромых, преподает чашу мерзости, и хочет очистить рвотным.

Господи, очисти нас заповедною чашею Своею, кровью, которой Ты сказал: пейте Мою Кровь во оставление грехов.

Господи, Ты верен в словах своих. Ты сказал: Я пришел во Имя Отца Моего и Вы не приняли Меня, а придет иной во имя свое – примите.

Господи, пришел противник Твой во имя своего учения, а для исцеления – отрезать руки, ноги; достойны мы наказания Твоего по грехам нашим и за неверие наше к словам учения Твоего.

Господи, пошли нам ВЕРУ ЖИВУЮ, – верить учению Твоему.

Господи, Ты велел нам молиться друг за друга, а мы ослепили глаза свои, окаменели сердца наши, да не видим глазами и не уразумеем сердцем, и не обратимся, чтобы Ты исцелил нас.

О, Господи, вспомни о бедных душах наших, близких к отчаянью.

Даруй нам милости Твоей. Голодных накорми, нагих одень, сирот приюти, детей воспитай, печальных утешь и удержи их от греха и близких к падению.

Дай нам отраду видеть милость Твою.

Исцели не ради нас, грешных, но ради славы Твоей, и будем прославлять Имя Твое до века.

Святый Боже, Святый крепкий, Святый безсмертный, помилуй нас.

Святый Боже, Святый крепкий, Святый безсмертный, помилуй нас.

Святый Боже, Святый крепкий, Святый безсмертный, помилуй нас.

Братец иоанн чуриков молитва

"Он учил их, как власть имущий, а не как книжники и фарисеи".

Заглавие ниже описываемому "Властителю душ" дано не случайно. Оно напрашивалось на основе объективно – сделанного вывода, безпристрастно подошедшим к определению личности Братца Иоанна корреспондентом-художником С. Животовским, познакомившимся с самим Братцем Иоанном и Его последователями-трезвенниками, лично побывавшим в Обухове и Вырице.

Прочтя повествование Животовского о его знакомстве с Братцем Иоанном, с Его благородной деятельностью, читатель многое узнает об исцеленных от болезни и отрезвленных от пьянства Братцем Иоанном. Узнает читатель о строительстве "Города трезвости", как назвал колонию трезвенников повествователь, о способе благоустройства города, о сооружении артезианского колодца с башней, о проделывании симметричных улиц, о насаждении садов с плодовыми деревьями, вместо прежнего леса и кочек болота.

Автор повествования характерно подметил, что он в Вырицкой колонии Братца Иоанна увидел счастливых людей: "Это такая редкость – увидеть в наше время людей, которые сами про себя сказали бы: "Да, мы счастливы, счастливы вполне. Послал нам господь по молитве Братца счастье. Чем мы были? И чем стали. Погибали и спасены. "

Они – счастливые, взирают с благодарностью сердец и приверженностью душ своих на начальника их трезвой веры (Евреям 12,2).

А на бугре, перед Оредежью, как цитадель, возвышается дом их главы. Я бы сказал: их неограниченного правителя. Потому что Он властвует над их душами. "Без благословения Братца здесь не делается ни одно дело", – говорит повествователь о Братце и трезвенниках.

Замечательно отмечено автором повествования и то, что люди, как только отрезвляются, сразу же становятся честными, трудолюбивыми, вопреки утверждающим ложь о том, что люди верующие, религиозные "сектанты – Чуриковцы" фанатики, тунеядцы, околпаченные и т. п.

Факты подтверждают обратное. Исцеленный Братцем Иоанном от слепости, ходивший с повыдырем Николай Степанович Васильев, как только прозрел, немедленно захотел трудоустроиться, работать, чтобы собственными руками добывать пропитание. Это на нем сказалось учение Братца Иоанна, облагораживающее человека.

Или свидетельство автора повествования о колонии трезвенников. Как только трезвенники оказались в Вырице, сразу же "закипела жизнь муравейника, девизом которого было: "ТРУД И ТРЕЗВОСТЬ!"

А что мы можем заключить из свидетельства об отрезвлении Лосева?

Человек, начавший пьянствовать с 17-летнего возраста, молодой и способный, дошел до такого состояния, что хотел покончить свою жизнь самоубийством. А отрезвившись через Братца Иоанна и став другим человеком, уже заботится о других. Хочет, чтобы и те, кто идет как слепой и безпомощный к неминуемой гибели, – спаслись, и с принципиальной гуманностью придя в редакцию газеты, он заявляет: "Я хотел бы одного: чтобы и те сотни людей, которые погибают также, как погибал и я, по моему примеру стали бы трезвенниками и сделали бы счастливыми свои семьи, своих детей. "

Это ли не благородные порывы души, над которой стал властвовать Учитель трезвости!

Уже сами последователи такого Учителя изменили образ своей жизни, приобрели под влиянием Братца Иоанна возвышенность душ, а также и привлекательную внешность, как утверждает корреспондент, что он увидел вошедших в вагон трезвенников: "с простыми русскими лицами и с тем отпечатком почтенности, которая придает лицу оттенок духовной красоты".

И, как ни странно, в то же самое время, когда творились такие прекрасные дела, проявлялось благородство большой души в заботе о человеке, о его счастье в жизни со стороны Братца Иоанна, во исполнение Евангельской заповеди: "возлюби ближнего своего, как самого себя". Когда Братец полагал душу свою за погибших людей, которым грозила неизбежная гибель, смерть, но которых Он спас, воскресив к светлой, трудовой, счастливой жизни, в это же самое время иерархи православной церкви, миссионерский совет, долженствующие сами стоять на тех же самых человеколюбивых примерах Евангелия, т.е. на принципах Евангелия, ополчились против Братца Иоанна, и, как видит читатель из дальнейших страниц, выносились бюрократические церковно – канцелярские постановления:

"Церковная власть воспрещает Вам беседы. Решается окончательно вопрос об отлучении от церкви и т. д. "

Спрашивается: за что? Они в духовной слепоте и фарисейской зависти отвечают сами: за то, что: "Вы сеете в душах православных людей семена страшного лжеучения, разрушая веру православную".

Не они ли сами своей фарисейской праведностью и лживо – христианской жизнью разрушили ее в православном народе? Да!

Каким диким произволом отдает такое "обвинение" иерархов нашему Учителю за Его великий подвиг народный и труд благородный, когда читаем: "Митрополит Петербургский Владимир утвердил следующие пункты обвинения против Братца Иоанна Чурикова, который обвиняется в том: "Изъясняет св. Писание без всякого руководства св. отцов и учителей церкви единственно по своему разумению.

. Представил исповедание веры с тендициозным изложением вселенского символа веры и т.п.

Наоборот. Именно Братец Иоанн сам руководствовался чтением св. отцов церкви, и трезвенники Его именно знают и житие их и занимаются изучением их творений, их трудов: Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова, Николая Мирликийского, Амвросия Медиоланского и др. Почти у всех трезвенников имеются книги "Жития Святых", "Четьи Минеи Димитрия Ростовского" и другие произведения духовно-нравственного направления.

И автор повествования пишет: "У Братца кабинет с книжным шкафом, через стекла которого видны Библия и корешки книг духовного содержания".

Каким кощунством над светлой личностью Братца Иоанна, над исповедуемой Им и проводимой в жизнь людей, идущих за ним, Евангельской Божьей правды звучат требования иерархов о прекращении Братцем своей социально – полезной деятельности!

Вот Александро – Невская лавра, митрополитьи покои, комфортабельно-меблированная квартира епископа Никандра, – и тут ведется "допрос" Братца Иоанна под перекрестным огнем 12-ти ученых богословов под председательством владыки – петербургского епископа Никандра, по Писанию: "И как настал день, собрались первосвященники и книжники и ввели Его в свой синедрион. " (Лук. 22, 66).

Зато, каким суровым приговором и праведным осуждением всему этому синедриону прозвучали дошедшие до нас слова Братца Иоанна в заключение той неприятной встречи с фарисеями ХХ – го века:

"Как грустно, что никогда вы не поговорите о Евангелии, о Боге, и о том, как бы поднять Церковь на высоту ее достоинства и как спасти погибающий в пьянстве народ. "

Но где им было до таких возвышенных мыслей, чувств, дел.

Их задача сводилась к тому, чтоб быть именно тормозом в таком деле. Поэтому и вынесено было решение, как читаем мы в статье "Духовная власть и Братец Чуриков":

"Миссионерский совет видит явные признаки хлыстовства, и Братец Иоанн Чуриков как приверженец этой признаваемой законом "вредной секты" будет предан к уголовному суду".

Вот о чем их забота, а не о том, чтобы спасти погибающий в пьянстве народ, как мудро, справедливо указал им Братец Иоанн 4 февраля 1914 года.

Как видно из всего этого, что цели и задачи у ЭТИХ иерархов, которые являлись не как власть имущие, а как книжники и фарисеи (Матф. 7, 29), чрезвычайно резко расходились с целью и задачей, поставленными перед собой Братцем Иоанном.

У тех – схоластический обряд, богословско – догматические рассуждения, духовно-академические споры, придирки к ревнителям Евангелия, помимо них идущим в народ с живым словом Божьей Правды, а у Братца Иоанна – отрезвление от социальной болезни пьянства, чудеса исцелений от различных болезней, восстановление моральной устойчивости личности, осуществление счастья людей в жизни, строительство Царства Божьего на земле.

И вот еще замечательная характеристика, чего нет ни у одного иерарха, – это практичность жизни – показ примера не на словах, а на деле.

"Братец Иоанн оказался прекрасным электромехаником и механиком, – пишет Животовский, – и под Его личным наблюдением в огромной механической мастерской, находящейся в подвальном помещении Его дома, из разных обломков создаются сложные электробатареи, аккумуляторы, двигатели и прочее.

– Где Вы, Братец, учились механике и электротехнике? – спросил я, уверенный в том, что Братец Иоанн Чуриков где-нибудь проходил специальный курс технических наук.

– А где Ной учился строить свой ковчег? – ответил Он мне вопросом на вопрос.

И так во всем: в делах и словах видна мудрость нашего Учителя, показывающего пример, достойный подражания.

Об этом тоже приятно отмечено автором повествования.

"А теперь, когда я вместе с Братцем Иоанном поднялся на башню водокачки, то через открытые окна ея увидел целый благоустроенный городок, какие приходилось видеть в культурных центрах Европы", – пишет повествователь.

Братец Иоанн большой почитатель Петра Великого.

Я его люблю за то, – говорит Он, что по подобию Господа Создателя, сотворившего воду и землю, Петр создал и Петербург.

И когда Я стою на этой башне, мне вспоминаются слова Петра: "Отсель грозить мы станем шведу. " Только Я прибавлю: "нашим хорошим примером", – закончил Братец.

"А пример, действительно, достоин подражания", – пишет Животовский.

– Не получив от правительства ни гроша на борьбу с пьянством, Братец Иоанн Чуриков подобрал людей из канав. В полном смысле этого слова – отребье рода человеческого. Тех, кто упал низко, и никогда уже не поднимаются.

И Он поднял их. В буквальном смысле воскресил к новой честной жизни исключительно своим нравственным воздействием, верою в свою молитву".

Это правда. Это безпристрастный вывод человека, увидевшего своими глазами то, что сотворил в жизни людей Братец Иоанн Чуриков, почему Он для спасенных Им и является Властителем их душ. Правда и то, что: "Пример Братца Иоанна действительно достоин подражания".

За что Ему честь и слава как ныне, так и в грядущих веках! Аминь.

"У БРАТЦА ИОАННА ЧУРИКОВА"

Под таким заголовком помещена статья корреспондента газеты "Биржевые Ведомости", пожелавшего побывать лично у Братца Иоанна в Обухове и познакомиться с Его последователями после того, как было опубликовано сообщение предъявленного "обвинения" духовной властью Братцу Иоанну.

"Под впечатлением консисторского обвинения, утвержденного митрополитом Владимиром, я рассчитывал встретить в Обухове, где живет Братец Иоанн Чуриков, если не фанатически настроенных врагов православия то, во всяком случае, сектантов вроде тех, что окружали находившуюся теперь под судом пресловутую охтинскую "богородицу" Дарью Смирнову. Но уже в вагоне железной дороги мне пришлось убедиться в том, что это – люди совсем другого типа и что ни о каком-либо сектантстве тут и речи быть не может. Со мной в единственный вагон второго класса Обуховского поезда вошло несколько человек купеческой окладки с простыми русскими лицами и с тем отпечатком почтенности, которая придает лицу оттенок духовной красоты.

Так вот и чувствуется, что от этих людей и бранного слова не услышите и в пьяном виде их не встретите. С ними же вошел и мой знакомый журналист, сотрудник очень распространенной правой газеты, оказавшийся ярым почитателем Чурикова.

– Вот это и есть Чуриковцы, – пояснил он мне, – все они русские православные купцы, теперь люди с достатком, имеют свои каменные дома и торговлю, а когда-то гибли, пропив все до последней рубахи. Братец их поднял на ноги, сделал из них трезвых тружеников, и теперь они Его ближайшие друзья и сотрудники.

До Обухова поезд идет 20 минут, и я пользуюсь этим временем, чтобы поближе познакомиться с приверженцами Чурикова.

Вот купец А. Семенов.

"Я уже шесть лет, как спасен Братцем, – говорит он. -Пил запоем. Лечили меня по разным лечебницам, и все без результата. А вот пришел к Братцу, с верою, конечно, в Его молитву. Дал Он мне, как и всем прочим, три кусочка сахару от пьянства. Выпил я, это, с ним стакан чаю, а после того, как и всегда, пошел в ту самую компанию, в которой всегда кутил. И что же? Все пьют, а меня и не тянет даже. И с тех пор я не пью, не курю. Совсем другим человеком стал. Теперь у меня москательная торговля в Петербурге и лавка в Вырице.

Ну, разве, скажите, не Спаситель Он мой? Вот в этом смысле Спасителем Его и называют все.

А консистория это понимает иначе.

– А как относится к православию ваш Братец? – Задан был вопрос корреспондента трезвенникам.

-Да так же, как и все мы, православные. Сам Он аккуратно исповедовался и приобщался, до прошлого года, в православной церкви, и нас всех туда же посылал.

И только, после того, как священник о. Колесников, разогнал во время Его беседы 3000 человек людей трезвых и ни в чем не повинных. При чем, около 20-ти человек-трезвенников были избиты до полусмерти, Он в первый раз в жизни не пошел к исповеди. Не пошел, потому, что убили в нем веру, и Он не мог лицемерно молиться с ними".

Это точно слова самого Братца Иоанна. Он сам их говорил неоднократно при собеседовании со своими последователями, и мы – участники этих собеседований "за чаем", "за ужином", "за обедом" и т. д. – этих счастливых минут с Учителем своим, слышали своими ушами, как это же самое утверждал Братец.

Так, например, 15-го января 1914 года в день Ангела Братца Иоанна, справляемый в Обухове, за столом, при собеседовании, находился среди трезвенников-последователей Братца иеромонах-студент Петербургской духовной Академии, черногорец о. Мордарий.

Он, прослушавши исповедь Братца Иоанна в зале и увидевший, что происходило в столовой – за столом, после того, как Братцем и всеми присутствовавшими была пропета молитва "О Всепетая Мати, родшая всех святых. ", сказал:

Я удивляюсь тем, которые находят у вас что-то не православное, сектантское. Братец учит вас соблюдать христианское учение. Я откровенно скажу: дай Бог, чтобы во всех уголках России были такие же христиане, как вы.

А Я вот сейчас получил письмо, – сказал Братец, – от трезвенников из провинции, которые пишут, что они собираются и читают Евангелие, а священники называют их сектантами, как и нас, – а затем Братец сказал:

Я 20 лет ходил к пастырям церкви, исповедовался и причащался у них, хотя они и говорили, что Я лицемерно делал это, и называли меня сектантом. Я не обращал на это внимания и все-таки ходил к ним до тех пор, пока местный священник о. Колесников в 1912 году не устроил скандала на моей беседе и не разогнал 3000 человек, людей трезвых и ни в чем не повинных. Причем, около 20-ти трезвенников были избиты до полусмерти, и некоторые из них принуждены были лечь в больницы. После этого Мои беседы были закрыты, а о. Колесников был награжден золотым крестом. И вот, когда они устроили все это, то этим они убили во Мне веру в них, и теперь Я не могу им верить и ходить к ним. И в последующий год Я уже не ходил в церковь, не исповедовался и не причащался, потому что они убили во Мне веру, то Я не могу лицемерно молиться с ними и не пойду к ним, пока они не примирятся со Мной.

Сначала надо примириться, а потом и в храме молиться Божьем. Если бы теперь Я ходил к ним, то действительно, Я был бы молящийся лицемер".

15 января 1914 г.

ВЧЕРА В АЛЕКСАНДРО-НЕВСКОЙ ЛАВРЕ

В разделе "Церковные вести", в газете "Биржевые ведомости" помещено сообщение:

" Вчера в Александре – Невской Лавре было назначено миссионерское собеседование с Братцем-трезвенником Иоанном Чуриковым.

Чуриков не явился, так как в посланном ему, за подписью епископа Никандра Нарвского, "вызове" было обусловлено, чтобы Он явился один, без своих единомышленников".

В самом деле, такой вызов в кавычках, в котором епископ Никандр требовал, чтобы Братец приехал один, без сопровождающих Его лиц – трезвенников, был отвергнут. Братец Иоанн один не поехал, наотрез отказался".

Газета "Биржевые ведомости" 5-го февраля 1914 г.

"БРАТЕЦ ИОАНН ЧУРИКОВ

и С-ПЕТЕРБУРГСКИЙ МИССИОНЕРСКИЙ СОВЕТ"

Под таким заголовком в следующем номере газеты "Биржевые ведомости" было опубликовано сообщение:

"Санкт-Петербургский" епархиальный совет, обсудив вероучение и мировоззрение Братца-трезвенника Иоанна Алексеевича, постановил, что Он должен быть признан изобличенным в сеянии мистического сектантства, в грубом извращении смысла Священного Писания и в неповиновении законной церковной власти, ввиду сего совет обратился к Иоанну Чурикову с следующей резолюцией:

"Церковная власть воспрещает вам беседы не потому, что Вы отрезвляете народ от пьянства, как это Вами утверждается, а потому, что Вы сеете в душах православных людей семена страшного лжеучения, разрушая веру православную".

Вместе с тем, миссионерский совет предложил Братцу Иоанну Чурикову добровольно прекратить свои беседы и приемы, и отдаться под духовное руководительство церковной власти, которая, убедившись в том, что Братец Чуриков отрекся от своих религиозных заблуждений, и окреп в православии, предоставит Ему работать на спасение ближних, как то разрешается и другим благоверным мирянам.

По получении ответа от Иоанна Чурикова решится окончательно вопрос об отлучении Его от церкви.

Газета "Биржевые ведомости" 12 февраля 1914г., утренний выпуск

ПРИЕЗД К БРАТЦУ

"От станции до дома Братца Иоанна Чурикова, – пишет далее побывавший в Обухове корреспондент, – минут пять ходьбы по рельсам и довольно грязному шоссе. По понедельникам, когда бывает прием у Братца, по этому пути двигается тысячная толпа страждущих.

После упомянутого побоища собеседования Братца с трезвенниками запрещены, и огромный зал, где раньше собиралось около 3-х тысяч человек, закрыт. Трезвенники длинной вереницей терпеливо ждут очереди, когда их пропустят к двери, ведущей в квартиру Братца. Но дверь квартиры закрыта на цепь.

Только через узкую щель жаждущие исцеления или совета подают свою записочку, которую Братец Иоанн прочитывает в своем кабинете и устный ответ передает через своих приближенных.

От пьянства Он дает три кусочка сахара, завернутые в листок, изданный православным миссионерским Обществом и порицающий пьянство и курение табака; от всех болезней – лампадное масло (елей), и против курения -кусочек ладана.

Я приехал в неприемный день и потому, кроме меня были только спутники, что приехали в вагоне 2-го класса, т. е. старые почитатели Братца Иоанна, некоторые со своими женами.

Я сейчас же был принят Братцем в Его кабинете.

Маленькая светлая комната. В углу образа, посреди комнаты аналой с Евангелием. Маленькая узкая кровать у стены, а у окна письменный стол с целой грудой нераспечатанных еще писем.

Бросается в глаза идеальная чистота. Ко мне навстречу поднялась фигура невысокого человека в голубой русской рубашке и с перламутровым крестом на груди, в широких шароварах и высоких лакированных сапогах. Его голова с седеющими длинными, но жидкими волосами, длинной бородой, добрыми приветливыми глазами отдаленно напомнила мне прекрасное лицо покойного отца Иоанна Кронштадтского.

Когда я сказал, что приехал к Нему, чтобы познакомиться, потому что знаю о том, что Он сделал много добра людям, Он сконфуженно покачал головой

– Бог делает добро людям и помогает, а Я только молюсь за них. Ну, а сахар, ладан да елей раздаю им потому, что людям всегда нужно что-нибудь дать осязательное. Впечатление Он производит бесхитростного простого, но искренно верующего человека.

К грозящим репрессиям со стороны Синода относится с добродушной улыбкой. Все в воле Божией, – говорит Он.

При митрополите Исидоре Меня хотели сделать сумасшедшим и посадить в сумасшедший дом, да Бог освободил, при Антонии – заточили в Суздальский монастырь. И опять Господь освободил, и даже потом с Антонием в дружбе жили. Вот не знаю, какое испытание будет при Владимире, – заключает Он свою фразу не без тени оттенка легкой иронии.

Однако, позвольте Вас попросить к обеду Мы перешли этажом выше, в большую светлую столовую, где уже собралось человек двенадцать пожилых женщин и мужчин.

В углу божница с образами. На стенах и скатерти стола вышитые тексты с библейскими изречениями. На одной стене – портрет Григория Спиридоновича Петрова в рясе.

– Это потому, – объяснили мне, – что когда Братец сидел в Суздальском монастыре, ни один православный священник не хотел Его благословить, и только о Петров не отказал Ему в благословении.

В одном углу бросается в глаза целая груда костылей. На некоторых наклеены пожелтевшие бумажки с собственноручными подписями исцелившихся по молитвам Братца.

"Благодарю Господа, Дорогой Братец, и посылаю костыли. Был под смертью от тридцати пяти пудового удара на ноге. Лечил доктор пять недель – Агринский, а потом я отказался от лечения земного врача, Твоя молитва да маслице сделали меня здоровым"

Михаил Новгородской губернии, город Боровичи, Спасская сторона, Понтелеймонская улица"

Братец первый подошел к образам, и все присутствующие пропели хором "Отче наш". И затем сели за стол мужчины – по одну сторону, женщины – по другую.

Подали щи без мяса, а на второе – картошку с постным маслом и на третье – чай с медом и вареньем.

Братец Иоанн, между прочим, задал вопрос:

– Вот от чего это так, скажите Вы мне, священник Колесников своими проповедями натравил на нас людей и разогнал честных трезвенников и теперь получил золотой наперсный крест, а Иеромонах Мордарий (студент духовной Академии) благословил нас и за это понес наказание от ректора Академии? О Мордарий, черногорец по происхождению, на именинах Братца И.Чурикова сказал следующее "Да благословит вас Господь Бог".

Завязался общий разговор, во время которого Братец Иоанн Чуриков то и дело цитировал тексты из Священного Писания и даже прочел целую главу из жизнеописания Златоуста.

И до меня не раз долетали фразы гостей:

– Спаситель Ты наш, Братец, если бы не Ты, погибла бы вся семья из-за этого пойла проклятого.

И это были искренние возгласы благодарных за свое спасение людей, между которыми сидела и хорошо известная петербургская бывшая актриса театра Комиссаржевской, фамилию которой по понятным причинам не называю.

Она со своим мужем, тоже артистом, и при том казенной сцены, из-за вина дошла одно время до полного падения и попала в разряд бывших людей. А теперь, благодаря моральной помощи Братца, оба оправились совершенно. Только по требованию Братца Иоанна Чурикова должны были навсегда покинуть сцену. И вот, артист теперь – в богадельне, а его жена служит преподавательницей в одном из городских приютов и не пропускает ни одного воскресения, чтобы приехать к своему Спасителю и поцеловать Ему руку.

И я уехал с хорошим чувством из дома Братца Иоанна, потому что своими глазами видел добро, сделанное людям.

И если бы Ему рясу, Он был бы священником в духе и силе живого священства, а не чиновником духовного ведомства".

С. Животовский, "Биржевые Ведомости", 25 февраля 1914 г. Утреннний выпуск

"В ВЫРИЦКОЙ КОЛОНИИ БРАТЦА ИОАННА"

"Среди исцеленных – Коля Орлов – "помощник церковного старосты". Коля Орлов, как его зовут трезвенники, типичный русский молодец.

Светлый блондин с короткой бородой, с румянцем во всю, несмотря на свои 34 года, смотрит радостным юношей. По профессии он электротехник. В своем падении я был ниже ада, – говорит он о себе.

Почему же ниже ада?

А потому, что и из ада рука Господня, по Писанию, может изъять грешника. А мои грехи были так велики, что меня следовало запрятать еще ниже ада. И он рассказал, в чем заключаются его грехи.

Когда не было денег на выпивку, он шел к своим знакомым и говорил, что зашел по дороге в церковь, предлагая в то же время поставить за них свечку. Когда ему давали всего на три свечки – копеек пятнадцать, которых на сороковку не хватало, он начинал совестить своих знакомых:

– Что же это вы: а на Николая Чудотворца и не дали. И таким образом выпрашивал еще пятак. Набрав нужную сумму у нескольких знакомых, он шел вместо церкви в кабак и пропивал всю добычу.

Позднее его проделки открыли, и Колю с этого времени прозвали "Помощником церковного старосты".

– А ты расскажи, Коля, как ты чиновника перепил, – говорят ему трезвенники.

– А видите ли, я уже прославился тем, что меня никто перепить не может – Вот раз и приходит ко мне чиновник в форменной фуражке и предлагает состязаться в перепое. Все жалованье с собой принес и несколько дней со мной пил с утра до ночи, и ночевал у меня. Наконец, на четвертый день говорит:

А, знаешь, я твоих детей перережу, ну их к черному (Он выругался, как обычно ругаются по-черному)

– Вот только грудного оставлю потому что жаль мне его.

– Чем же ты их перережешь? – говорю я – огурцом что ли?

– А он достает из-под подушки огромный нож.

– Вот я и нож припас!

Тут я увидел, что дело дрянь допился, значит, до комплекта. Решил его в Обуховскую свезти Не одного я уже приятеля водил туда ранее, которые со мной до белой горячки допивались. Все вернуться норовит, да про детей моих говорит:

– Зарезать надо Ну их к черному! (Опять ругается по-черному).

Посадил я его на извозчика и велел ехать в Обуховскую (угол Загородного пр. Введенского канала) Доехали до Фонтанки, а он и кричит:

– Стой! Давай топиться!

Тут я уже свою силу употребил. Кое-как доставил в безпокойное отделение.

Пришли доктора, а он и говорит им:

– Вот, я вам сумасшедшего привез. Я им говорю, что не он меня, я его привез, а он опять свое доказывает.

Доктора и растерялись. Понять не могут кто кого привез?

Тут на мое счастье чиновник мой перепрыгнул через стол, спихнул барышню со стула и стал сам вписывать в книгу свое имя. Меня и отпустили, а его оставили, а через несколько дней он и душу Богу отдал.

Это на меня сильно повлияло. Повела меня тогда моя жена к Братцу Иоанну за молитвой. И вот, по Его молитве, я и исцелился. Уже четыре года в рот хмельного не беру. Стал работать, дела свои поправил. И вот теперь в собственной дачке по соседству с Братцем живу"

С. Животовский. "Биржевые Ведомости", 27-го февраля 1914 г.

Оценка 4.6 проголосовавших: 13
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here